Пользователь
Логин
Пароль
 
Интересно
Читаем
Загрузка...
Обсуждаем
M&Ж
2146 комментариев
Запахи .
2029 комментариев
Любовь. Что это?
1529 комментариев
смотреть остальные »

ПРОБА ПЕРА » Жизненная проза

Жизненная проза

Дата создания: 05.01.2006, рейтинг: 3.00 (2 голосов), читали 12429 раз, комментариев: 1
Добавил: admin

Гоняя по асфальту пустые банки из-под пива, Вадим медленно, но уверенно
направлялся к своему дому. Ему шестнадцатилетнему, рослому пареньку предстояло
сегодня держать ответ перед отцом, за свой прогул в школе. Но это было мелочь по
сравнению с тем, что сегодня его взашей, учитель физики выставил с класса.
Вообще-то, Вадим был нормальным парнем, просто в последнее время ему постоянно
невезло. И это невезение приобретало постоянство.
<Хотя батя и сердит на меня за прошедший прогул, но думаю, он поймет. Просто,
творится со мной какая-то непруха. Да и отец сам был такой, помню его рассказы о
школьной жизни> Свернув за угол стоящей серой, невзрачной девятиэтажки, Вадим
вышел, как сам говорил, на финишную прямую к своему дому. И тут его внимание
привлекла скорчившаяся фигурка девушки. Имея отчасти залихватский характер, хотя
и не имея злых намерений, он, тихо подкравшись к сидящей возле песочницы
девчонке заорал ей в ухо.
-Привет!
На всякий случай отскочив в сторону, чтобы не получить по физиономии, он
уставился в растерянности. Девчонка, не шелохнувшись, сидела все так же,
склонивши в правую сторону голову.>Что за муть. Глухая она что ли? Или такая
бесшабашная и ей до лампочки мои выкрутасы. Хотя от моего громового голоса и
мертвый поднимется. Ну, если она такая? Сейчас посмотрим>
Он медленно вплотную подошел к ней. К его удивлению, всмотревшись в ее лицо, он
увидел бежавшие по лицу слезы. <А девчонка ничего. Симпатичная>
-Эй плакса. Ты что зареванная сидишь?
Вадим обратился к ней и, всматриваясь ей в лицо, ожидая ответа.
Девчонка молчала.> Глухая и немая. Быть такого не может>
-Эй, парень. Отстань от нее, не видишь, что ли, больная она.
К нему подошла крупная перевязанная фартуком женщина.
- Сказала, отойди от девчонки. Шляются тут все, кому не лень.
-Теть! А ты правду говоришь?
Вадим указал кивком головы в сторону девчонки.
-Что она больная.
-Тоже мне племянник выискался. Да больная. Не может она разговаривать. Да и не
слышит ничего. Беда у нее случилась. Катей ее зовут. И в ее-то возрасте.
Женщина расплакалась. И вытирая грязным скомканным носовиком глаза, добавила:
-Вон живет в десятом доме.- Она, махнув в конец пятиэтажного дома, продолжала
- Отчим у нее алкаш, тут известная личность. Так что давай проваливай пусть
ребенок сидит. А то и тебе сейчас достанется.
Вадим смущенный ее агрессивностью, отошел чуть в сторону. И тут девчонка
повернула в его сторону лицо. У Вадима сердце екнуло. Глаза. Глаза чистые без
слез поражая его своей глубиной, смотрели на него. Вадим смотрел на нее и в его
душе, все перевернулось. До этого, не принимая восторженные рассказы пацанов о
своих победах среди девчонок, Вадим сейчас, как-то вдруг понял, что он ее
покорен. Подхватив свой портфель, он стремголов бросился домой. Отец сидел на
кухне пил чай.
-Что опять случилось? Почему так рано?
Он поднялся со стула и подошел к Вадиму. Но, взглянув в глаза сына, он сменил
строгий тон, на слегка смущенный, видимым обстоятельством его вида.
-Ты чего сынок? Что случилось?
-Ничего папа, все нормально. Просто:Он не смог до конца сформулировать свою
мысль.- Просто я встретил на соседней улице девчонку. И знаешь она такая
красивая, но немая. Не может говорить.
Отец, ошеломленно уставился на Вадима.
-Сынок. В твоем-то возрасте. Хотя. - он сделал минутную паузу.- Хотя это,
наверное, пришло время. Ладно давай вечером поговорим. Хорошо. Да, как там в
школе? Хотя ладно,давай до вечера отложим наш разговор.
Хлопнула входная дверь, Вадим остался один.
Этому эпизоду предшествовала годичной давности история.
Катя, так звали, теперь уже можно назвать знакомую ему девчонку. Они с отчимом
жила на параллельной улице в пятиэтажном доме, на втором этаже. Все бы ничего,
но чуть больше двух лет назад у Кати умерла мама. Похороны, заботы, все новое
конец ее детству, это выбило Катю из колеи. Отчим до этого тоже мало
церемонившийся с падчерицей пил. И пил не просто, а повседневно, целеустремленно
запойно. За что, и как ему это удавалось, не имея постоянной работы, это
осталось в тайне от всех. Пенсия, приносимая в их квартиру для Кати, пропивалась
быстрей, чем скажем поезд мог проехать из пункта А в пункт Б молниеносно. И это
притом, что расстояние имеется в виду, порядка десяти километров. На все
увещания соседей, отчим лишь отмахивался от них как от надоевшей мухи.
- Идите Вы со своими прикидками. Сами, короче знаете куда.
Местный участковый не хотел или не замечал того, что творится в этой семье.
Замученный своими житейскими проблемами, плюс осточертевшей, постоянно на грани
нервного срыва работе он, имея жалобы со стороны домового комитета, и просто
жителей этого дома, клал все жалобы в корзину. Катя стала прогуливать уроки и
слоняться без дела, где попало. От уроков ее отлынивание, объяснялось ею очень
просто. Будучи красивой девчонкой, в ее шестнадцать лет надо было уметь и иметь
красивые вещи. Но то, что было еще при матери, все это исчезло, постепенно
переносимое отчимом в местную барахолку. Отчим пока еще не трогал ее. Но это
пока. Вот в один из дней, будучи, как и всегда под допингом он увидел ее стоящей
возле кассы кинотеатра. В его глазах потемнело. Как? Я значит тут не жравши три
дня, выпивон не в счет, а она. Откуда деньги? Ворует, значит у меня. Или? Или
стала одной из тех, что всегда можно увидеть в полночь на проспекте. Глаза его
запылали праведным огнем. Но трогать ее в присутствии небольшой, но внушительной
компании ребят и девчонок он не стал. Разберусь дома. Катя, впервые пришедшая по
просьбе своей подруги Ани и одевшая что-то с ее гардероба, была в прекрасном
расположении духа.
<Дура я. Надо было давно прийти к Ане и попросить ее об одолжении. Тем более что
ее мама Надежда Ивановна была маминой подругой. Теперь можно, нет, нужно ходить
в школу>
Катя, имея прекрасные данные, и не только внешние, она довольно таки хорошо
училась. Педагоги, зная ее как ученицу и зная, что твориться в ее семье, делали
скидки на это обстоятельство.
-Я тебя сволочь предупреждал! Да или нет? Не воруй мои деньги. Что ты на себя
нацепила?- Отчим, схватив ее за рукав, рванул ее в свою сторону. - Вырядилась
как профура. Тоже мне паинька, тихоня нашлась. Все такая же, как твоя покойная
мама.
Катя стоявшая прижатая пьяным отчимом закрыла руками лицо.
- Что не слышишь? Снимай, я тебе сказал.
Отчим схватил ее рукой за горло. Катя стала выворачиваться из его рук.
-Пустите!- Катя, рывком ударив его коленом под низ живота, рванулась из его рук.
Но впереди было только окно. Отчим преграждал ей выход, стоя и схватившись за
живот двумя руками.
-Вот где дрянь. Вот сейчас я тебя научу как правильно себя вести.
Он, разогнувшись, схватил стоявшую в углу прихожей потрескавшуюся, неизвестно
откуда взявшуюся в их квартире биту.
- Ну, сука малолетняя, готовься.
И он, подхватив биту в руки, он пошел на нее. Катя, заскочив на подоконник окна
и распахнув обе створки, бросилась вниз на землю. Но ее приземление было не
совсем удачным. При падении, она, упав двумя ногами на землю не удержав
равновесия, ударилась головой о пенек в прошлом году срезанного тополя. Пенек
был так себе всего ничего, но край его был надломлен и представлял собой острие,
поднимающее вверх сантиметров на десять. И эти десять сантиметров вошли ей чуть
выше ушной раковины в голову. Она, всего раз дернувшись, затихла. Сверху
появившийся при бите отчим, смотрел оторопело на всю эту картину. Раздавшийся
крик соседей привел его в чувство. Он, отбросив в сторону биту, бросился на
улицу. Причитая возле лежавшей наколотой на щепу Кати он, размазывая пьяные
слезы, кричал:
-Доченька!
Приехавшие медики, осторожно срезав от пня это острие, они со всеми
предосторожностями положили на носилки Катю. Машина скорой помощи, оглашая
сиреной двор, умчалась. Соседи, обсуждая случившееся происшествие, потихоньку
расходились и лишь один отчим Кати, сидел возле пня, и, размазывая руками слезы
вперемежку с ее кровью, плакал. Милиция, приехавшая после этого в первый день
трагедии, не смогла найти отчима.
Наученный такими же орлами, как и он сам, он при допросе, что состоялся через
день, бил себя кулаком в грудь и не менее пятидесяти раз повторил слово -
доченька. Дела у Кати были скверные. С большим трудом, лишь благодаря опыту
профессора Волкова, она осталась жива. Но задетый нерв, как в области слуха, так
и в области мозга, нарушил ее возможность, как слышать, так и говорить.
Она пробыла в больнице на лечении очень долго. Прошло почти семь месяцев, прежде
чем врачи смогли ее выписать из больницы. За этот промежуток времени, отчим был
всего один раз. Как и всегда, но единственное отступление от правила, лишь
слегка поддатый, он появился на пороге палаты, держа в своих руках коробку
конфет. Катя, увидев его в проеме больничной палаты, отвернулась лицом в стене.
Она не могла не видеть его, и не слышать. Хотя видеть она могла, а вот слышать
теперь уже да, не могла. Перебинтованное ее лицо, в этот момент было перекошено
еще от злости на отчима. Хотя нет. Скорей всего не было на него злости. А вот
то, что благодаря отчиму, она стала глухонемой, вот это ее больше всего
занимало. Как же теперь все будет? Как показаться ей теперь в школе. Ее душили
слезы. Отчим, потоптавшись на пороге палаты, несуразно что-то пролепетал, и,
оставив коробку конфет на первой от входа больничной койке, ушел. Как и
следовало ожидать, отчим, выждав последствия этой истории, казалось даже немного
успокоился, и, наверное, поумнел. Но прошел месяц, потом второй, там и третий
подошел, но его никто не тревожил, никто никуда не вызывал и он пустился снова в
загул. Последние оставшиеся падчерицы вещи, и те вещи принесенные ее подругой,
вскоре оказались пропиты. Каждый день, в их квартире гудел пьяный сабантуй. И
притом, что ее надо проведать, даже, невзирая на то, что Катя против, он конечно
и не думал. Катя, продолжая лежать в больнице, со страхом, усугубленном потерей
слуха и невозможностью выговорить даже слово, ожидала выписки с больницы, и он
наступил. Была весна и, выйдя на улицу в сопровождении двух пожилых медицинских
сестер, она, вдохнув полной грудью воздух, пошла к выходу. Не спеша, направляясь
к своему дому, она думала, что же ей делать. Казалось мир, некогда такой добрый,
такой необычный и светлый, рухнул. Слезы душили ее и смотревшие и невольно
обращавшие на нее внимание прохожие, зачастую бросали в ее сторону полные
удивления взгляды. И как было не обратить на ее зареванное лицо, своего
внимания. Подойдя к своей, до боли знакомой дерматиновой двери, с нее случилась
истерика. Выскочившие на лестницу соседи, услышав ее истеричные рыдания,
бросились звонить кто в дверь, пытаясь разбудить не проспавшегося отчима, а кто
и в скорую помощь. К прибытию скорой, наконец, отворилась дверь и отчим с
перекошенной после ночного загула рожей, вышел, придерживая спадающие спортивные
брюки.
-Вот на те вам! Появилась после непродолжительной болезни доченька.
И видя укор в глазах склонившимся над Катей врача, он, отведя в сторону взгляд,
добавил:
- Ну что вы возитесь там. Заносите ее в квартиру.
Катя пришла в себя, через несколько часов после того, как ее осторожно внесли и
положили на единственное место в пустой теперь ее комнате, диван. Ближе к
полуночи раздались с кухни разухвалые песни гостей отчима и вскоре, и сам хозяин
квартиры появился на пороге ее комнаты.
-Ну что доченька, и как жить будем с тобой. Молчишь. Ах да забыл ведь совсем,
что ты теперь немая или притворяешься? Хотя вряд ли.
Покачиваясь от выпитого, он, держась за косяк двери, добавил к сказанному.
-Ну что же будем жить, но по моим законам. И смотри у меня ни-ни. Ты поняла
меня.
Да ладно, и так понятно, что поняла.
Он развернулся и вышел с комнаты. До самого утра, продолжалось веселье. Катя не
сомкнув глаз, слушала пьяных смех шум песни и прочий ночной репертуар. Потом
когда уже рассвело все, наконец, стихло. Денег как таковых не было, так что-либо
купить, у нее не было за что. Отчим на ее написанную просьбу оставить деньги на
хлеб и другие продукты, лишь криво усмехнулся и, показав ей кукиш, вышел из
квартиры. Каждую ночь, как и предыдущие веселья, не стихало ни на минуту. Голод
не тетка и Катя стала просить что-либо поесть у соседей. Соседи, бабка Марфа и
дед Семен были простые, как это говорят пенсионеры и, невзирая на свою мизерную
пенсию, которой хватало на хлеб да воду, они делили свой кусок хлеба с Катей.
Баба Марфа, гладя Катю по голове, приговаривала:
- Кушай внученька, кушай. Бог тебя не обидит, не плачь, все может образумиться.
И сама краем фартука вытирала мокрые от слез глаза. Отчим, злорадно улыбаясь,
видя эти пожертвования с их стороны, лишь только говорил:
- Ну, давайте кормите, Вам зачтется.
Вадим, оставшись один дома и до прихода мамы сделав необходимые домашние
задания, лег на диван включил телевизор в ожидании футбольного обозрения, но
что-то в себе, он и сам себе удивился, охоты к просмотру не обнаружил. Кося
взгляд на очередной проход своего кумира Зайкиса, он в голове прокручивал
сегодняшнюю встречу с девчонкой. Мысль о ней засела в его в голове, и он просто
не мог выкинуть ее из головы, как и не пытался это сделать. Ближе к вечеру
стукнули входные двери, и пришедшая мама позвала его на кухню. Выложив покупки с
огромной сумки, она стала, нахваливая себя говорить о своих тяжелых тяжких
повседневных трудах работника прилавка. Если скажем три дня назад Вадим, с
удовольствием встречая маму, рылся в ее сумке в поисках что-нибудь для себя
вкусненького, тогда как сегодня он это мероприятие полностью игнорировал. Мама,
дородная Тамара Ивановна вглядываясь в лицо сына взволновано, спросила:
-Вадик. У тебя, что по школе проблемы? Что-то сынок ты сам не свой.
-Да нет мам. Все нормально, хотя нет. - Вадим на секунду смолк, потом все же
сказал - Не совсем нормально.
И он, имея с мамой больший психологический контакт, чем с отцом, рассказал все
увиденное и услышанное им сегодня. Тамара Ивановна глядя на сына, как будто
только его увидела после долгих лет разлуки, спросила его:
-Ну и что ты будешь делать? Пойдешь ее искать? Что именно?
-Мам, я не знаю. Просто в ее глазах была такая боль, такая печаль знаешь у меня
в самого сердце как оборвалось. Просто хочу ее вновь увидеть. Может извиниться
за свою дурь.
Отец, пришедший поздно вечером с работы, так и не узнал о происходящих в его
семье событиях. Рано утром, еще не было семи, Вадим стоял чуть в стороне
подъезда дома той девчонки. Прошел час, но ее все не было видно. Делать нечего
надо идти в школу. И он, понурив голову пошел. Только закончились уроки он,
бегом схватив свои тетрадки книги, отправился домой. И опять он стоял,
выглядывал стоя теперь прямо у подъезда дома. Прошел час, прошел второй и тут на
его радость она вышла. Все тоже грустное лицо, все те же слезы в глазах.
Приблизившись к ней, он виновато спросил ее:
-Я знаю, ты не слышишь, но ведь видишь меня. Смотри - И он достал уже заранее
заготовленный им лист бумаги, где было написано, как его зовут, и где он живет.
Он протянул ей лист. Она, посмотрев сначала на него, потом, взглянув на
протянутый им лист, прочитала и, взяв у него ручку, написала.
- Меня зовут Катя.
Радость на лице Вадима отразилась довольно четко, и он добавил свою надпись
-Прости меня. Я вчера повел себя по-хамски. Я учусь в шестнадцатой школе.
Катя смотрела на лист, потом, взглянув на Вадима, написала в ответ.
-Я не учусь. Не могу. Пойдем на детскую площадку.
И они пошли к песочнице. Сидели они очень долго и когда уже почти стемнело, в
руках Вадима было много исписанных листов бумаги, да еще и наполовину
заполненная тетрадь. Он теперь, как и она о нем, знали все. Проводив ее до
подъезда дома, Вадим как на крыльях бросился домой. Наверное, счастье,
отразившееся на его лице, не дали Тамаре Ивановне выразить свое неудовольствие
его долгим отсутствием.
-Вадим. Если тебе нравится эта девочка, пригласи ее к нам на твой завтрашний
день рождения. Пусть приходит к нам. Тем более что будем мы с отцом ты и она. Я
думаю, что твоих друзей теперь не будет. У тебя теперь есть новый друг.
Чем и вогнала сына в краску.
Он ее пригласил. Тамара Ивановна была поражена внешностью девчонки, и если бы не
ее недостаток, она просто была бы счастлива, чтобы у сына была такая подруга.
Отец Вадима молчал, лишь искоса поглядывая на гостью. Ему, как бы ни понравилась
сыну и жене девчонка, ему лично вся эта затея была не по сердцу. В его голове
витали совсем другие, далекие от благодушия мысли. Ну, зачем спрашивается Вадиму
такая обуза. Ну ладно бы помочь, ну скажем деньгами, в этом смысле проблем нет.
Но не хватало ему, еще влюбится в инвалида. Бред какой-то. Нет, мне это очень
даже не нравится. Делая вид, что все нормально, он улыбался, глядя на переписку
жены и сына с гостьей. Но его улыбка, была скорей вынужденная, чем действительно
радостной. Провожая Катю, домой он впервые попал в ее подъезд и стоя на ее
лестничной площадке, впервые увидел отчима Кати. Первая встреча с ним не
принесла ему никакой радости. Пьяное, цвета земли перекошенное лицо типичного
алкоголика, вызвало у него гримасу отвращения. Отчим, хотел, было пройти мимо
этого сопливого сосунка, но реакция пацана ему явно не понравилась.
-Ты парень, что это рожу отвернул? Ах да. Ты, знаю Ивана Петровича сынок. Да
знатный у тебя папаша. Но ты пришел к моей дочери. - Вадим его перебил
Какая же она Вам дочь? Вы ее чуть не убили.
Тут отчима перемкнуло и он, пуская пьяные слюни, схватил Вадима за ворот рубашки
и выдыхая винные пары, зло проговорил ему:
-Ты щенок не вякай. Понял? Ты на свет не родился, а я уже по зонам скитался. И
чтобы духу твоего я возле своей квартиры не слышал и не видел.
Катя стоявшая и не понимавшая и не слышавшая сути конфликта как могла, стала
оттягивать отчима от парня. Но на ее попытки отчим, все продолжавший держать
Вадима, вдруг повернулся и свободной левой рукой ударил ее по лицу. Катя, не
ожидавшая удара, упала на пол площадки. Вадим, увидев это сумел вырваться и
ударить отчима ногой между ног. Тот взвыл диким криком, и на его рев выскочили
соседи по площадке. Бабушка Марфа схватив в охапку Катю, увела ее к себе в
квартиру. Вадим спустился ниже этажом, но и там его достал крик пьяного отчима
Кати.
-Я тебя урою щенок. Вот гаденыш.
Проходя мимо Катиного дома, он все смотрел на ее подъезд, может она выйдет.
Прошла уже неделя, как они с ней расстались и приходить и слушать ее отчима
откровенное хамство он не хотел. Только он хотел пройти в арку, что отделяла ее
дом от соседнего сорок шестого, как откуда-то появившаяся физиономия незнакомого
ему мужика, схватив его за руку, потянула в сторону подвала. Как не упирался и
не бил Вадим по рукам мужика тот его не отпускал. И тут, когда оставалось метра
три всего до отворенных дверей подвала, на него обрушился удар по голове. Дальше
сознание его покинуло. Склонившись над ним Катин отчим, размахнувшись, ударил
лежащего Вадима ногой. Потом еще раз, потом еще. Сколько он нанес по лежащему
без сознания Вадиму ударов ногами, он не знал. Отчима остановил второй его
напарник.
-Хорош придурок, убьешь ведь мальца. Пошли, ему хватит.
Отчим, наклонившись, всмотрелся в залитое кровью лицо Вадима.
-А как он сволочь меня.
И он добавил еще несколько ударов по телу своими ногами. С трудом его напарник
увел отчима от лежащего на асфальте тела.
Вадима нашли через два часа. Прибывшая скорая помощь, осторожно положив его на
носилки, тронулась с сиренами в больницу. Он выжил. Зная, кто там был, он никому
ничего не сказал. На все увещевания мамы, он отвечал:
-Это не Катин отчим. Нет, мама. Это были ребята. Я их смутно помню. Ничего все
нормально. Ты не видела Катю?
-Что ты заладил, Катя да Катя. Это все из-за нее.
Прошло два месяца, Вадим полностью поправился, все казалось, прошло, кануло в
прошлое. Но он стал другим. Это было видно всем, кто его знал. В нем уже не было
той веселой ему свойственной беззаботности. Он ждал своего часа. Уехавший в
командировку по делам службы отец никогда не брал с собой ключи от сейфа. И
Вадим, зная это, в первый же день после его отъезда, достал из сейфа хранящийся
там пистолет. Проверив его на деле, затвор, патронник все нормально. Вадим,
засунув его за ремень брюк и выскочил в дверь. Отчима Кати, он нашел все там же,
возле Катиного дома он и его компания сидела возле беседки дома пила вино.
Подойдя поближе, он увидел, как один из сидящих взглянув в его сторону, толкнул
сидящего к Вадиму спиной отчима. Отчим нехотя повернулся.
-А женишок причапал. Ну, давай подходи, я и тебе плесну, раны залечишь.
Но видимо что-то в Вадиме ему не понравилось, скорей в его взгляде и он хотел,
было приподняться и тут, Вадим, вырвав из-под рубашки пистолет, выстрелил ему в
грудь. Он все давил и давил на курок, пока не закончилась вся обойма. Потом,
повернувшись спиной к лежащему на земле отчиму, он направился к своему дому.
Прошло еще два месяца и вот.
-Встать. Суд идет.
Зал нехотя приподнялся со своих насиженных долгим ожиданием мест. Вадим сел на
скамью в решетчатом <обезьяннике> и взглянул на Катю. Она стояла и смотрела на
него. И вдруг среди тишины затихшего в ожидании вынесения приговора раздался ее
слабый голос:
-Ва:Вадим.
И это ее первое слово, за эти столько месяцев молчания, удивило ее не меньше чем
и знавших ее людей. Вадим, вскочив со своего места держась за прутья клетки
двумя руками, закричал:
-Катя! Не смотря ни на что. Жди меня. Ты поняла? Жди.
Катя, сквозь брызнувшие с ее глаз слезы, глотая так ей необходимые слова,
ответила:
-Да. - Она, путаясь в своей нескладной пока речи, все же смогла выговорить,
такие нужные ему слова - Я: Я буду ждать.

конец

Виктор Камеристый
2005
dgorg@list.ru


Версия для печатиВерсия для печати

Читайте на сайте

  • ПОСЛЕДНИЙ ШАНС
  • Мы неслись по сумеречной улице..
  • Дульсинея
  • Рапира
  • Как не познакомиться с девушкой
  • Эта сага про Него и про Неё
  • А ты видел ЕГО?
  • ЭРОТИЧЕСКИЙ БЛЮЗ
  • Сборник миниатюр «Сюррософия заабсурдья и Ыкзестенциализм (поэтика развернутого абсурда)»
  • Отверженные
  • Оценка

    Опрос
    Откуда ты черпаешь рецепты новых блюд?




    всего проголосовало 8544 чел
    Новинки
    M&Ж
    05.02.2010
    Запахи .
    28.12.2009
    Письмо
    19.08.2009
    смотреть остальные »
    Читаем
    M&Ж
    читали 74023 раз
    Запахи .
    читали 72849 раз
    Любовь. Что это?
    читали 61368 раз
    Рассказ о любви
    читали 55963 раз
    смотреть остальные »
    Рекомендуем
    Нас считают
    Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.kabluchok.ru.
    Материалы, отмеченные знаком ® публикуются на правах рекламы.
    © 2006-2014