Пользователь
Логин
Пароль
 
Интересно
Читаем
Загрузка...
Обсуждаем
M&Ж
2146 комментариев
Запахи .
2029 комментариев
Любовь. Что это?
1529 комментариев
смотреть остальные »

Новые статьи » И мы не будем клясться на крови... 2 часть. Заключительная.

ПРОБА ПЕРА

И мы не будем клясться на крови... 2 часть. Заключительная.

Дата создания: 29.06.2009, рейтинг: 3.00 (11 голосов), читали 14670 раз, комментариев: 3
Добавил: Irina_Evans6

Было раннее, холодное, почти уже осеннее утро. Такое странное время – вроде бы еще лето, но дни становятся все холоднее, независимо от прогнозов синоптиков. Все чаще были дождливые дни – с утра и до ночи монотонные капли стучали в окна. В такие дни Ирина и Сергей любили находиться на втором этаже, в гостиной у камина. Сидеть рядом, пить горячий кофе и смотреть на огонь. Вчера был точно такой же день. А вот сегодня поразительно хорошая погода. Бледно-голубое небо освещалось нежным солнечным светом, начинающим золотить верхушки садовых деревьев. Листья на деревьях уже начали желтеть и опадать. Ирина стояла у окна и задумчиво пила кофе. Было прохладно, но идти за обувью не хотелось, и она продолжала стоять босиком. Сергей еще спал, а вот она проснулась рано – звонил Юра. Разговор был неприятным, это видно было сразу. "Надо поговорить с Сережей. Вставал бы скорее…" – думала Ирина.
На лестнице послышались шаги – шлепая босыми ногами, к ней спускался Сережа. Он подошел к ней и обнял ее за плечи. Ирина улыбнулась:
-Доброе утро. Бери кофе, пока горячий.
Сергей поцеловал ее в шею и отошел к плите. Ирина по-прежнему смотрела в окно.
-Что-то не так? – Сергей заметил, что жена чересчур задумчива. Ирина покачала головой.
-Да нет, все нормально…
-А что тогда? Плохо себя чувствуешь? Плечо болит? Или голова опять кружится? – Сергей обеспокоенно смотрел на хрупкую фигурку жены. После ранения, полученного ей в плену, она долго не могла поправиться. Рана затянулась, даже шрамов не осталось, но она потеряла слишком много крови. И совсем недавно внезапно потеряла сознание. Для такой хрупкой девушки восстановления после такого серьезного ранения могло и не случиться – она могла умереть сразу. Сергей не знал, что жила она тогда только ради него - лишь мысли, что он будет жить, для девушки было достаточно. Да и Сергей тоже не очень-то был здоров – на его долю пришлись четыре пули – было перебито предплечье, две пули угодили в спину, одна – в ногу. Ирина не знала, что он хотел выжить лишь за тем, чтобы вновь увидеть ее. Лишь о ней он думал, теряя сознание. Известие, что Ирина в плену, едва не убила молодого киллера.
-Нормально я себя чувствую. Просто звонил Юра.
-Что-то случилось?
-Случилось. Ребята, да и сам Юра, считают, что мы предали их. Мы не берем заказов, не появляемся в штабе… Они думают, что мы отходим от дел.
-Даже так? – Сергей нахмурился. - Он так и сказал?
-В принципе, да. Я думаю, надо съездить к нему, поговорить. Что он себе придумал? Почему он позволил себе и ребятам в нас сомневаться?
-Даже не знаю… Я с ним давно знаком, и раньше такого не было. Он не сомневался во мне. Я привел тебя – он не сомневался и в тебе, знал, что я выбираю лучших. Ты получила звание лучшей среди женщин, всем пришлось запомнить твое имя. Никто не сомневался, что ты не предашь, как и я. Давай съездим сегодня. На разных машинах.
Ирина удивленно взглянула на мужа:
-Почему на разных?
-Может, у него есть какое-то дело, поэтому он и позвонил нам…Серьезное, потому и нервничает. Но обвинять нас не в чем, и он это знает. Почему он позволил себе это – неизвестно.
Ирина кивнула. И вдруг задумчиво спросила:
-Сережа…А тебе не кажется, что мы теряем квалификацию?
Сергей удивился:
-В смысле?
-Ну, вот после ранений…Я теряю сознание, тебя мучают боли в спине. Это проходит, но ведь это слабость. То есть – профнепригодность. Может, и Юра о том же? Тебе так не кажется?
-Нет, Иринка. Не говори так. Примерно через полгода это пройдет. И он это понимает.
Он допили кофе, стали собираться. Ирина достала свой любимый черный кожаный пиджак – он был как раз по погоде. И вдруг охнула. Сергей заглянул к ней:
-Что-то случилось?
-Я и забыла…Пиджак весь в крови.
Сергей подошел, взял ее пиджак.
-Это оттуда? Ты в нем была?
-Да.
Сергей внимательно изучал пропитанную засохшей кровью подкладку пиджака. Вдруг на пол упал тяжелый предмет. Ирина вскрикнула – она узнала его - это пистолет, из которого она и была ранена.
-Из него тебя?
Она кивнула. Сергей изучал пистолет и тихо ругался. Потом поднял на нее взгляд и спросил:
-Как ты выжила? Это очень крупный калибр…Невероятная потеря крови. Где ты взяла силы это пережить?
Ирина пристально смотрела ему в глаза. И тихо ответила:
-Ты был без сознания. Мог умереть. Я знала это и молила Бога только об одном – чтобы ты выжил. И мечтала увидеть тебя хоть еще раз. Один. Последний. Понимала, что умираю, и думала о тебе. О том, что не могу быть рядом. И хотела быть рядом – хотя бы мысленно.
Он вздохнул.
-Я тоже думал о тебе…тогда. Когда терял сознание. Думал, что не выберусь. И, знаешь, у меня так сердце защемило, когда я подумал, что никогда тебя не увижу… И решил жить. Даже назло судьбе.
Ирина украдкой вытерла слезы. Достала другой кожаный пиджак. Он был чуть тоньше, но все же соответствовал сезону.
***

Они стояли у дверей квартиры Юры. За дверью раздались шаги хозяина.
-Вы? – голос Юры был удивленным и обрадованным.Но встретившись с мрачным взглядом Ирины он как-то сник.
-Я обидел тебя. Прости. Но вас слишком долго не было.
Ирина и Сергей сели рядом, хозяин квартиры – напротив. Он выглядел виноватым.
-Ребята часто поговаривают, что вы отходите от дел. Не берете заказов, не появляетесь ни здесь, ни в штабе. Они начинают считать, что вы предали нашу профессию.
Сергей тихо спросил:
-Ты тоже так считаешь, Юра?
Он промолчал. Ирина, недобро сверкнув глазами, сказала:
-И ты считаешь нас изменниками. Замечательно. Значит, отходим от дел, да? Но ведь это НЕВОЗМОЖНО, Юра! Пути назад нет, и это объясняется новичкам. А мы – далеко не новички, Юрочка!
-Я знаю, кто вы…
-Так в чем дело? Считаешь предателями? Как у нас борются с ними? Убирают? Ведь так?
-Так.
-Так убей нас, Юра! Что тебя останавливает? Ведь, в принципе, ничего. Нет доверия – нет работы. Да вот только зачем нас об этом извещать? Подорвали бы наш дом, или пристрелили бы обоих. Вы ведь прекрасно знаете, где мы живем!
-Я вовсе не хотел…
Вступил Сергей:
-Не хотел? А чего ты хотел, Юра? Ты звонишь моей жене, высказываешь свои претензии… Как мы должны это принимать, а? Лично я принимаю, как угрозу. Знаешь, так струсивших салаг пугают – отступишь – уберем. Именно так это и происходит. Да вот только нас смертью пугать ты зря затеял. Мы живем друг для друга – своя жизнь не дорога, лишь бы с любимым все хорошо было, понимаешь? Не боимся мы смерти, Юра. Ничего не поделаешь.
-Да вы чего, ребята? Я не угрожаю. Просто у нас проблемы. А вас - нет
-Можно позвонить и объяснить.
-Я и хотел, но…нервы. Простите меня.
-Говори.
-В городе что-то не то творится. Мы вчера приняли заказы от пятерых человек. Денег пока не берем, да и возможно брать не будем. В общем, то ли банда из мелочи создалась, то ли мы не знаем. Взяли в заложники пятилетнюю девочку. Держат, известий не дают. По учебным заведениям – школам, училищам, университетам – ходят какие-то вооруженные идиоты, которые нападают на девчонок. Похищают их, требуют выкуп. Иногда держат под прицелом прямо там. И убивают. Даже получив выкуп. Кто это – неизвестно.
Ирина задумалась. Она сама может стать студенткой. Временно, конечно. У заочников скоро начнется установочная сессия…Решено.
-Что ты предлагаешь?
-Нужно сходить в темный квартал. И за город, к стрельбищам. Вы согласны?
-Конечно. Ир, ты в темный езжай – ближе все-таки. А я к стрельбищам поеду. Договорились?
Она кивнула. Юра обрадованно улыбнулся
-Замечательно! С вами будет проще – вас все уважают. Только, Ирина…
-Что?
-Там, в темном квартале, тебя по-прежнему зовут по псевдониму.
Она заулыбалась. Вспомнила, как начинала. Из-за черных, элегантных вещей ее прозвали Черной Леди. Иногда звали Леди Ирина. Потом, получив статус лучшей, она звалась просто по имени – высшая степень уважения. Но, вот где-то она так и осталась Черной Леди.
***
Ирина оставила машину на въезде в темный квартал. Вышла из машины, и поежившись на осеннем ветру, подняла воротник пиджака. Она быстро пошла по аллее – до здания, где находились нужные ей люди, было довольно далеко. Ее легкий, стремительный шаг сопровождал перестук каблуков. Внезапно из кустов на нее выбежал подросток.
-Стой. Куда прешь?
Ирина усмехнулась:
-Откуда ты, щенок? Я тебе устрою "прешь"!
Парень растерялся:
-Ты наша?
-Не узнал?
-Нет. А кто ты?
Ирина сняла очки. С ехидной улыбкой сказала:
-В этой дыре меня зовут Черной Леди.
Он побледнел:
-Как? Сама?..
-Как видишь. А ты-то кто? Новичок, что ли? Я тебя раньше не видела.
Парень стал на порядок смирнее.
-Да. Вы извините. Я же не хотел, думал – чужая…
Ирина усмехнулась:
-Жить будешь. Возможно. Если предоставишь мне кой-какую информацию.
-Буду рад помочь…Сама Черная Леди…
-Подхалим. Ладно, слушай. Ты наверняка знаешь, что сейчас в городе участились нападения на молоденьких девушек. В школах, училищах, университетах. Моя задача – найти подонков. Ты что-нибудь о них знаешь?
-Нет.
-Только не ври.
-Я не знаю! Если смогу – сообщу. До вас ведь все равно все слухи доходят.
-Молодец. Буду ждать любую информацию. Чем скорее – тем лучше. Порасспрашивай в своих кругах.
Ирина кивнула и оставила подростка стоять на дороге.
***
-Мне так нравится Ирина…Она такая добрая. Я и не верю, что она может кого-то убивать…
-Зря не веришь. Она при мне убрала троих. Они ранили Каменного Лорда. Ну, это тот самый Сергей, который теперь ее муж. Они тогда еще не поженились.
-При тебе?
-Да. Только она не разрешила мне смотреть. Не хотела пугать. А так – она и вправду хорошая. Не обычная убийца – она только реальных уродов убирает. Потому, наверное, и лучшей стала.
-Она не убийца!
-Насть, не будь такой наивной! Если она с тобой, как с ребенком водилась, это еще не значит, что она просто прелесть. На ее руках достаточно крови, она ведь – профессионал. Она страшный человек, Настя! Только очень умная. Головы от своей власти не теряет, иначе могла стать маньяком.
-Ну, уж скажешь, Сашка!
-Да, Саша, со страшным человеком ты перегнул.
Ирина стояла в дверях, и с усмешкой смотрела на обоих ребят.
Настя испуганно вздрогнула. Сашка растерянно смотрел на девушку. Слишком много сказал, теперь так стыдно…
Тон Ирины стал теплее:
-Саш, а ты что здесь делаешь? Здесь же молодых киллеров обучают!
-А я и учусь. Вместе с Настей.
Ирина кивнула:
-Про Настену знаю. А вот ты-то…У тебя же отец в милиции работает!
-Он же не против. Он друг Юрия Константиновича.
Киллер посмотрела на Настю:
-Настя, а ты чего в гости не приезжаешь?
Девушка смущенно пожала плечами.
-Стесняешься? Ты ведь у нас так после свадьбы и не была… Раз мы сейчас почти коллеги, вы с Сашей приезжайте в выходные!
Саша смущенно смотрел на девушку. Ему еще было стыдно за свои слова. Ирина это поняла:
-Да ладно тебе, Сашка! Не обидел ты меня, не думай. Все верно говоришь.
-Извините…
-Мы же на "ты"? За что ты извиняешься? Говоришь верно. Не приукрашая. Молодец. Ты приезжай. Хочешь – так и с родителями. И друзей бери. Посвященных.
-Ладно…
Ирина улыбнулась:
-Значит договорились. – заговорила по-деловому: - Вы о нападениях слышали?
-Да. Тоже спрашиваем, но пока – пусто. Говорят, из тех, кто до нас учился.
-Узнаете – сообщите мне, хорошо? Мне или Сереже.
-Конечно.
Ирина вышла из темного дома, оставив молодых наедине. Порыв холодного ветра растрепал ее длинные, темно-русые, с золотистым блеском волосы, и на солнце заиграли длинные серьги с фианитами. Ирина вновь подняла воротник и надела темные очки. Закоулки темного квартала были странно пустынными, словно вся мелкая шушера разбежалась, предчувствуя появление Ирины.
Она медленно прошла по главной улице, свернула в один из закоулков. Пусто. Свернула в другой – тоже пусто. В третьем ей улыбнулась удача – она услышала шорох в кустах. Подняв ветку, она усмехнулась, глядя на тощего белобрысого подростка, сжавшегося в кустах.
-От меня, что ли, прячешься?
Он кивнул.
-Вылазь, поговорим.
-Про что?
-Найдем темы. Давай быстрее, долго тебя ждать?
Парень вылез и несмело смотрел на молодую девушку - киллера. Она взглядом указала на покосившуюся скамейку. Они сели, подросток изо всех сил старался отодвинуться. Ирина начала сразу:
-Что ты знаешь о нападениях?
-Ничего!
-Что ты знаешь о нападениях? – очень спокойно повторила девушка.
-Зачем вам?
-Не задавай мне лишних вопросов. Я слушаю.
-Вы хотите нас убить?
-"Нас"?
-Я был с ними! Но я сбежал!
Кажется, у подростка началась истерика. Ирина сняла очки, и пристально смотрела в глаза подростку.
-Говори спокойно. Что ты знаешь, как они выглядят…
-Они убьют меня! Я бросил их, и они не простят!
-Если ты мне сейчас расскажешь правду…
-Они тем более убьют!
-Выслушай меня! Расскажи правду – я обеспечу тебе защиту.
-Мне никто не поможет! Я умру!
-Обязательно. Но - позже.
-В каком смысле? – подросток был испуган до предела
-А ты рассчитываешь на вечную жизнь?
Он вздохнул:
-Шутите…
-А как же? Договариваемся так – сейчас ты говоришь мне правду, и я даю тебе слово, что обеспечу твою защиту.
-А если вы нарушите слово?
-Ты знаешь, кто я?
-Черная Леди.
-Верно. И ты считаешь, что для меня это хорошее развлечение – обманывать перепуганных подростков?
-А если…вы сами убьете меня?
-Я? Мальчик, что ты знаешь о Черной Леди? О моем кодексе чести?
-Не убиваете детей и невиновных…
-Так. Насчет невиновных – ты, разумеется, невиновным не являешься. А вот ребенком – безусловно.
-Я не ребенок!
Она усмехнулась:
-Серьезно? Умный парень на твоем месте убедил бы меня в обратном…
-Ладно. Их трое. Павлик Егоров, Колька Рачков, и Леха Чертов. Им по восемнадцать лет. Они не на киллеров натаскивались, а на карманников. Сперли оружие и пошли деньги косить.
-Чертов – это фамилия?
-Да.
Ирина фыркнула.
-Ладно, поедем со мной.
-Куда?!
-В штаб. Потом решим, куда тебя девать.
***
-Юра, я все понимаю. Я дала слово. Он сам теперь – жертва. Не трогай его.
-Один из них…Как это у тебя получается? Ты не на следователя поступала?
-Почти. На журналиста.
-А когда у тебя начнется-то? Сессия твоя липовая?
-С понедельника.
-Бросаешь расследование?
Ирина покачала головой, застегивая пиджак и направляясь к выходу.
-Это всего только неделя. Днями будет работать Сережа, в моем распоряжении – вечер и ночь. Кроме того, я надеюсь повстречаться с кем-нибудь из них в университете. Буду обходить все закоулочки. Вдруг повезет?
-Да, может и такое быть.
-А парня не трогай. Пусть поживет здесь пока. На важно спасти ребенка, если… - Ирина даже чуть побледнела от ужасной мысли. – Нам важно СПАСТИ ребенка.
-Ты слишком любишь детей. А что же вы с Сережей? – голос Юры стал теплым, как майское солнце. Несмотря на недавний конфликт, он очень любил эту пару. Ирина усмехнулась:
-С тобой, Юрочка, ребенка не заведешь. Звонишь чуть ли не ночью, орешь, что мы страшные предатели. У кого угодно всякое желание отпадет. Ладно, счастливо. Домой поеду – муж ждет.
Ирина чуть помедлила и призналась:
-Знаешь, Юра, я до сих пор привыкнуть не могу, что он теперь мой законный муж. Наверное, слишком уж долго были друзьями. Теперь как-то в голове не укладывается.
***
Ирина и Сергей сидели в гостиной, накрывшись одним пледом и смотрели на жарко разгоревшийся огонь в камине. За окном снова хлестал дождь, резко потемнело. Раздавались раскаты грома – совсем не характерное для грозы время, но… Наверное, это был последний в этом году гром. Уютно трещал огонь, кофе приятно грел руки. И душу.
-Без тебя будет как-то… непривычно. Неправильно, что ли…
-Это всего лишь неделя, Сережа. Кто виноват, что это произошло ни раньше – не позже – сейчас. Кроме того, вдруг я поймаю кого-нибудь на месте? Наоборот, все очень удачно.
- Ты так плохо чувствовала себя в последнее время… Ты уверена, что справишься?
-Да ты чего, Сережа? С подростками? Да неужели нет?!
-А вдруг голова кружиться начнет? Они убили уже немало народу. Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится!
-Сережка, если я не справлюсь с подростком, то зачем мне работать здесь? И жить зачем? Грош мне цена.
***
Сессия началась. Ирина внимательно следила за ситуацией в университете, но пока было все тихо. Вдруг, сидя на диване в компании своих одногруппников, она услышала испуганный женский вскрик. Она вскинула голову. Прямо на них бежал парень, молодой совсем, и в руке его был пистолет. Он схватил рядом стоящую девушку. она тоже училась с ними, и прокричал:
-Всем сидеть! Кто дернется – пристрелю к черту!
Он приставил пистолет к виску девушки, уже перепуганной до предела. "Так это же один из них! Редкая удача! Ему же как раз лет восемнадцать!"
Ирина спокойно спросила:
-Пацан, тебе чего надо? Говори, чего надо и вали отсюда!
Он дернулся и крикнул:
-Заткнись! Не твое дело! Будешь задавать тупые вопросы – всех перестреляю! И тебя вперед ногами вынесут!
Но Ирина резко встала, невесть откуда достав пистолет, и направила его на подростка. Он был шокирован.
-Да нет, парень, вперед ногами отсюда вынесут тебя. Ошибся ты, малый. Сильно ошибся. Как звать-то тебя, придурок?
-Тебе знать не положено!
Ирина мягко рассмеялась:
-Знал бы ты, что мне положено! А я и без твоих ответов знаю. Ты один из вашей троицы. Или Павел Егоров, или Николай Рачков, или Алексей Чертов.
Он побелел:
-Ты кто такая? Откуда ты знаешь…
-Так значит, ты Алексей Чертов? – Ирина заметила, что при этом имени парень дернулся, выдав себя.
-Да…А ты? Из милиции?
-Нет. Чем хуже для тебя. Ты слышал что-нибудь о Черной Леди, парень?
Его начало трясти. В принципе, девушка могла бы уже и отойти, но она тоже была слишком напугана. Ирина с холодной, злой усмешкой смотрела на молодого урода, погубившего нескольких невинных людей.
-Что, Леша, страшно? Никак не ожидал, что встретишь настоящего киллера? Привык пугать беззащитных девчонок и детей, да? А у меня ориентировка на тебя, Леша. Убить немедленно, понимаешь?
Он был очень бледным. Ирина решила сыграть на его страхе.
-Хочешь жить, Леша? Скажи, где твои друзья.
-Нет!
В следующую секунду он выстрелил. В сторону девушки, которая уже чуть отошла. Ирина среагировала молниеносно – следующий выстрел остановил жизнь молодого негодяя.
Ирина быстро посмотрела на девушку – она даже не была ранена, он был слишком взвинчен, когда стрелял. Ирина устало присела обратно на диван. Одной рукой достала мобильный набрала Юру:
-Алексей Чертов мертв. Вышли парней в университет.
Она оборвала связь. Говорить не хотелось. Ирина устало взяла себя за голову и просидела так с минуту. "Я никогда не убивала детей…Но это не ребенок, это человек, убивавший невиновных! Он все равно ребенок… Они держат пятилетнюю девочку… Они убили бы и нашу Аню… Я все сделала верно, но вот только почему так тяжело… Так неприятно…"
Ирина подняла голову и посмотрела на Аню, ту самую девушку, которую держал парень:
-Как ты, Аня? Он не ранил тебя?
В глазах девушки был ужас. Она покачала головой. Ирина кивнула. Она обвела взглядом всю компанию – сидели все полукругом, на диванах.
-Ну, что, граждане свидетели убийства…
Она спокойно, чуть устало улыбнулась. Но ее улыбка не дала нужного отклика – все со страхом смотрели на нее.
Она посмотрела на Олесю – девушка сидела с ней вплотную. Но не успела она пошевелиться, как девушка попыталась отстраниться, с ужасом глядя на ее руку. Ирина проследила за ее взглядом и только сейчас поняла, что в руке у нее до сих пор оставался пистолет. Ирина медленно, демонстративно направила пистолет в сторону, поставила на предохранитель. Щелчок заставил сидящую с другой стороны Свету дернуться.
-Да вы чего?
Света, тихо, но отчетливо спросила:
-Теперь ты убьешь нас?
Ирина встала, изумленная и обиженная до глубины души:
-Да вы что?! Он убил бы вас! Аню – это точно! Я защитила вас! Да вы чего?!!
-Но ты киллер…
-И что?!!
-Ты говоришь – мы свидетели…
-Господи! Это шутка! Живите спокойно, я никого из вас убивать не собираюсь!
-Но ведь…
-Не бойтесь, я сейчас уйду. Наверное, по-вашему, нужно было ему позволить убить Аню? Чтобы вы мне поверили? Но это не мой способ. Прощайте!
Ирина стремительно направилась к выходу. Лишь у дверей девушка услышала, что ее тихо окликнули. Она обернулась.
-Ира…Я верю тебе…Верю! Спасибо…
Ирина улыбнулась и кивнула Ане.

***

-Сережа… Мне жить не хочется. Я собственный кодекс нарушила.
-Это не ребенок, Ира! Этот человек убивал беззащитных! У них ребенок пятилетний!
-Где ее держат?
-Нужно ехать туда. Это недалеко. Питомник для змей. Они дрессированные, только ядовитые. Любители экзотики их туда сдают.
-У змей?!
-Да.
-Она одна?
-Нет. С ней один парень. Кто-то из них.
-Едем!
Они гнали машину на полной скорости. Сергей не успел удержать жену – она вихрем ворвалась в мрачное одноэтажное здание. Девочка была связана, сидела в углу. Парень держал в руках змею – толстую и отвратительную. Держал осторожно – она была ядовита.
Сергей вбежал следом.
Парень усмехнулся:
-Киллеры пожаловали…
Ирина тихо, но веско сказала:
-Отпусти ребенка. Отпусти и останешься жив. Я клянусь тебе, ты не повторишь судьбу Леши Чертова.
-Он мертв?
-Да.
Парень растерялся, но тут же усмешка вернулась на его лицо. Он взял бокал и выдавил яд у змеи.
-Я отпущу ее. Пусть только выпьет мой коктейль.
Он направился к девочке. Ирина вскинула голову:
-Нет!
Парень замер.
-Ну пусть сидит…
Решительно протянув к нему руку, она сказала:
-Давай я выпью!
Парень удивился.
-Это яд кобры…
-Пусть. Не ребенок – я . Давай выпью я.
-Киллерша с ума сошла…
-Ира, можно найти другой выход…
Сергей встревоженно смотрел на жену.
-Как тебя зовут?
-Коля…
-Ну, так вот, Коля. Всем будешь рассказывать, что Черную Леди отравил. Давай мне бокал. Не бойся, подойди.
Он протянул ей бокал. Ирина кивнула, однако пить не спешила. Кивнула на девочку:
-Развяжи ее.
Он развязал. Ирина понюхала содержимое бокала. Спокойно сказала:
-Дрянь какая…Коля, у тебя коньяк есть? Не откажи в последнем удовольствии…
Он протянул ей начатую бутылку дешевого коньяка.
-Не самый дорогой… - парень как будто смутился.
Ирина налила коньяк прямо в яд. Тщательно размешала. Коньяк изменил цвет.
Ирина встряхнула волосами, обернулась на мужа:
-Сереж, ты прости, если когда не так что-то делала…
Сергей метнулся к ней, но она отдернула руку.
-Я обещала. Ну, твое здоровье, Коля!
Ирина весело взглянула на парня и залпом осушила бокал. Парень ошарашенно смотрел на нее.
Она ласково улыбнулась девочке:
-Иди ко мне, моя хорошая, не бойся. Сейчас к маме поедем.
Девочка задумчиво смотрела на нее, но видимо красота и добрая, теплая улыбка девушки победила – девочка подбежала к ней и спряталась за ее спину.
-Прощай, Коля.
Ирина вывела девочку из дома и закрыла ей уши руками. Пистолет у Сергея был с глушителем, поэтому девочка его совсем не услышала.
-Ира! Давай в больницу скорее! Как ты могла, ты же умрешь!
Ирина удивленно смотрела на супруга:
-Сережка! Так ты тоже ничего не понял?
-Что я должен понимать?! Ты выпила яд!
-Я разбавила его коньяком, Сережа! Химию учи! Этот недоносок даже не подозревал, что белковые яды расщепляются спиртом! А ты –то чего? Это просто коньяк, только вкус у него странный. Ничего не будет, Сереж. Поедем к заказчице.
***
Девочку мы передали из рук в руки исстрадавшейся матери. Женщина похудела, стала почти прозрачной. Она так расцвела, когда увидела свою единственную дочку! Мы даже не стали говорить, чтобы она молчала о нас. Мы просто оставили ее наедине со своим счастьем.

***
Послезавтра я отсюда уеду. Я отдыхала, сидела на диване и пила кофе. Месяц вдали от родины – это серьезно. Для меня, во всяком случае. Я почти задремала, когда рядом со мной телефон начал выводить мелодию из фильма "Титаник". Я отставила чашку.
-Да?
-Это вы?
-Кто именно?
-Мне нужно договориться насчет человека.
-Вы посредник? – Я чуть собралась. Новое дело.
-Н-нет… я… мне нужно… я сам…
-Кто он?
-Сотрудница. Лорита Сергеевна Кристалл.
-Где встречаемся?
-Я не знаю.
-Кафе "Камелия". Через час.
-Да, хорошо, но…
Я бросила трубку. Ненавижу мямлей. Я быстро набрала на компьютере ее имя. Лорита в этом городе одна. Я вообще впервые слышу такое имя. Есть еще Лорина. Тоже одна.
Лорита Сергеевна Кристалл работает в фирме LISSE.Секретарь. Сирота. Не замужем. Детей нет. Боже, ей всего 20 лет! Чем же она заслужила – то…
Пришлось собираться. Я взглянула в окно. Холодно.
Совсем уже осень. Мне пришлось надеть плащ. Из двух – белого, из мягкой ткани и черного, из кожи – я выбрала черный. Будет естественнее сочетаться с темными, непроницаемым очками. Черные кожаные туфли и кожаная же сумочка – и все, возможно, я оправдаю его надежды насчет внешнего вида киллера. Таких лохов убеждает лишь черные кожаные одежды. Кино, блин. Я проверила готовность пистолета, так, на всякий случай, быстро поправила макияж, расчесала локоны – они легли мягкой волной.
Из машины выходить не хотелось. Я так мечтала покинуть родину без криминала…Не вышло. А жаль. Я смотрела на вход кафе. Время шло, час давно истек. Ненавижу таких людей! Если уж ты решился позвонить, то веди себя достойно! И так просто бесит вечный ужас в глазах заказчиков и тупые вопросы типа: "Разве такая девушка может убить?" Однажды такие разговоры затянулись, и я просто спросила заказчика в ответ на этот тупейший вопрос: "Вам прямо сейчас доказать?" Вопросы отпали сами…
Он заставлял себя ждать. Я закурила. Вообще-то я не курю, но когда что-то очень раздражает, это необходимо. Так же поступает и Сережка. Взгляд мой упал на человека, который шел мелкими перебежками и воровато оглядывался. Дошел до кафе, оглянулся снова и юркнул в кафе. Наверняка он.
Я вошла следом. Он искал меня. Я взяла его за плечо. Тихо сказала:
-Вы заставляете себя ждать. Считаете, что мне больше нечем заняться?
Он замер. Медленно обернулся, в глазах его был откровенный ужас. Так ему и надо. Я прошла в угол зала и села. Он семенил следом. Нелепо встал у столика. И замялся. Я мрачно усмехнулась:
-Садитесь.
Я заказала себе черный кофе, предложила ему. Он судорожно помотал головой. "Черт с тобой" – пронеслось у меня в голове.
-Я слушаю.
-А? Ну да… Лорита Сергеевна Кристалл, она у меня работает. Секретаршей. Она стала свидетельницей некоторых…как бы это сказать….
-Махинаций, - подсказала я. Он испуганно взглянул на меня. Думает, я в курсе. Ну-ну.
-Она, Лора, увидела то, что не должна была видеть. Прочитала бумаги, о которых не должна знать. Мой недосмотр…
-Так это ваша ошибка? – мягко спросила я.
-Ну да…
-Так давайте я убью вас. Никто не должен страдать из-за ваших ошибок. А то мало ли, сколько раз вы еще ошибетесь?
Он побелел и замолчал. Я холодно бросила:
-Дальше!
-Это все! Она сирота, никто искать не станет… Только пожалуйста, не показывайте мне ее фото после убийства. – он протянул мне фотографию девушки.
-Почему же: Многие наоборот просят… гарантию.
-Я покойников…боюсь…
-Неужели? Но вы ведь тоже в перспективе покойник.
-В каком смысле?.. – пролепетал он. Вытер свою вспотевшую лысину.
-В смысле мимолетности жизни. И ее средней продолжительности.
До чего неприятный тип! Трет и трет свою противную лысину. Бедная девочка.… Не виновата ни в чем. Не за что ее убивать! Этот подонок не может уследить за своими грязными бумажками, а девочка должна умереть.… Дам девочке возможность сбежать. Пусть живет.
Я снова закурила, обдумывая план. Он следил за каждым моим жестом.
-Вы обратились только ко мне?
-Да.
Ну конечно, ему бы не хватило смелости позвонить еще кому-то.
-Я беру это дело под личный контроль. За вашей девочкой, Лорой будет установлена слежка. Не вздумайте обратиться еще к кому-нибудь. Вся информация о заказах людей из нашего города все равно проходят через меня. Услышу что-нибудь – проблемы со здоровьем в виде пулевых отверстий в затылке появятся у вас.
-Вы вроде начальства?
-Я абсолютный профессионал. Лучшая в своем роде. Ясно?
-Да, конечно…
Готово. Он слишком боится меня. Даже если на расстоянии страх поутихнет, он будет трястись за свою шкуру.
-До встречи.
-Я могу ехать домой?
-Не на работу?
-Нет.
-Давайте домой. Я хочу осмотреть ваш офис.
Я ушла, оставив на столике деньги. Чуть больше, чем нужно. Уверена, не украдет. Оставит на чай официантам. Считает, что они пахнут кровью.
Я поехала в их офис. Рабочий день заканчивался, многие выходили. Наконец здание опустело, а моей жертвы еще не было. Я вышла из машины, вошла в здание офиса. Заглянула в кабинет начальника – она была там. Я небрежно стукнула в раскрытую дверь, вошла, прислонилась к дверному косяку, держа в руках фото.
- Лорита Сергеевна Кристалл?
-Да, а что случилось?..
Девочка была красивая. Худенькая брюнетка с тонкими, изящными чертами лица. Кожа бледная, слишком много работает. Она встала, когда я вошла. В окно за ее спиной ярко светило последнее осеннее солнце.
-Случилось, Лорита. Лора?
-Да, да. Что именно? Я могу помочь?
-Конечно, можете, о чем речь?
-Так в чем же дело?
-Понимаете, Лора… Вас хотят убить. Сильно хотят. Я ваш киллер, Лора.
Она побледнела и попятилась от меня. Темные глаза ее расширились. Я осторожно развела руки в стороны.
-Ну-ну.… Не надо так. Если бы я хотела выполнить это, я бы не стала советоваться с вами, Лора. Я хочу вам помочь.
***
Ирина убедила Лору ехать с ней. Она привезла ее к себе домой, по дороге договариваясь обо всем на свете со своими знакомыми – чтобы она скрылась, ее нужно куда-то деть. Лора родилась в Симферополе и мечтала туда вернуться. Ирина нашла ей квартиру, но время на оформление уйдет много, и она пришла к выводу отправить ее в Сочи – слишком неживой выглядела девочка. Надо же когда-то заняться благотворительностью… Вечером приехал Сергей, жена объяснила ему ситуацию. Он поддержал ее идею, однако же Ирина вдруг заметила, что ее благоверный едва держится на ногах - и она немедленно отправила его спать.
***
А вот самой Ирине спать совсем не хотелось. Был второй час ночи, а она все сидела на кухне, пила кофе и курила. Сигареты были дорогие, их аромат явно отличался от отечественных. Она думала о том, что Лора – уже не первая жертва, которую она жалеет. Почему она не может безрассудно зарабатывать деньги, как делают это другие? "Да потому, что это – человек. Живой человек!" – мысленно ответила она себе. "Но ведь я все равно – убийца. А гуманных убийц не бывает. Сколько на мне крови – вовек не отмоешься". И все-таки…. Лора должна остаться в живых.
Внезапно она осознала, что слышит плач Лоры. Эта девица не столько напугана, сколько хитра. Хочет узнать, что с ней будет. Ее не устраивают инструкции, данные Ирой. Она пытается гнуть собственную линию, что, собственно, больше всего бесило Ирину.
Ирина встала, задержалась чуть-чуть у зеркала, оправив на себе черный свитер. В сочетании с такими же черными джинсами он создавал иллюзию нечеловечески тонкой талии, что понравилось бы любой девушке. Что же, Ирина не стала исключением.
Она тихо, чтобы не разбудить мужа, прошла по лестнице на второй этаж, по–прежнему держа зажженную сигарету. Открыла комнату, в которой сидела Лора, вошла и, прислонившись к косяку, холодно спросила:
-По какому поводу стоны?
Лора вскинула голову и почти крикнула:
- Мне страшно ночевать в доме убийцы!
Лицо Ирины словно похудело. Слова этой пигалицы совпали с ее мыслями! Взгляд Ирины стал ледяным, ледяным стал и голос.
-Заткнись! Ты мне еще мужа разбуди, дрянь!
Лора притихла. Она не знала, чего ждать от этой молодой женщины. Кажется, она ее всерьез разозлила.
-Он… тоже…
-Да. Он тоже киллер. Ты довольна?
-Вы убийцы…
Ирина захлопнула дверь и тихо, зло и коротко заговорила:
-Какого черта?! Что тебя не устраивает? Я сохранила тебе жизнь, я отправляю тебя на курорт, я купила тебе квартиру в твоем родном городе! Чего тебе надо? Оставить здесь? Тебя все равно убьют. Уже никто не будет вникать, что ты двадцатилетняя сирота!
Ирина резко развернулась и вышла, захлопнув дверь.
Она не спала до утра.
***
Утром она отправила Лору с ее знакомым парнем на курорт. На родине Лоры в это время оформляли документы на жилье. Ирина смотрела вслед отъезжающей машине и чувствовала невероятную тяжесть на душе.
***
Ирина купила билеты на самолет, вышла на улицу. Последние теплые дни этой осени были необычайно красивыми – золотые листья берез так ярко горели на солнце, что казались нарисованными. Впервые за много дней она не взяла машину, а решила прогуляться. Черное изящное пальто из мягкой ткани подчеркивало ее точеную фигурку, на фоне черной ткани и от солнца ее волосы могли бы показаться огненно- рыжими. Она тоже соответствовала этой погоде. В этом тоже было что-то осеннее. Она медленно пошла вдоль аллеи парка, погруженная в свои мысли. Сережи не было в городе, и было как-то одиноко. Она шла тихо, правой рукой поддерживая сумочку. Левая рука тоже была свободна - впервые за много дней Ирина шла, не держа в кармане пистолета. Он был в сумочке, и при случайном нападении ей бы это не помогло. Но ей хотелось отдыхать, и она не хотела об этом думать.
-Ира? – полувопросом позвал очень знакомый голос. "Кто же это?" – мелькнуло у нее в голове. Она обернулась. Перед ней стоял Женя. Тот, кого она любила без памяти. Тот, за кого отдала бы жизнь. Тот, который так жестоко предал ее. Тот, благодаря которому она познакомилась с Сережей. И тот, из-за которого она совершила первое в своей жизни убийство.
Она смотрела ему в глаза. Он отвечал тем же. Примерно минуту они молчали. Первым заговорил Женя:
-Ты изменилась. Стала еще красивее.
Ирина усмехнулась. Мысленно ответила "Знал бы ты, как сильно…"
-Ты думал, что я состарюсь без тебя?
-Нет, что ты… Прости. Я просто не ожидал такой встречи.
-Ладно, проехали. Как ты? Счастлив со своей… прости, не помню имени?
Имя она помнила. И , наверное, она его вообще никогда больше не забудет. Ее первая жертва…
-Ее имя Алена. – Женя помрачнел.
-А, ну да, точно. Поженились уже? Я-то вот замуж вышла…
-Нет.
-А чего так? И Алене своей ты тоже изменил? Что же, тогда мне уже не так одиноко. По крайней мере, я не последняя в твоем списке.
- Нет, я не изменял ей. Она…
-Что? - Ирина подняла брови в притворном удивлении. Как будто она не знает, "что".
-Она погибла.
-То есть, как погибла? Авария?
-На нее…, - голос Жени сорвался, - на нее было совершено покушение.
-Да? А в связи с чем? По-моему, не велика птичка, чтобы так помешать кому-то…
-В том-то и дело…Ничего не понятно. И дело закрыли быстро.
-Ну ладно… прими соболезнования.
-Угу… Так ты теперь замужем? – на лице бывшего любимого ясно проступило сожаление.
-Да, замужем. А ты хотел бы вернуть все?
-Не знаю.
-А я бы не хотела. Ты ведь знал, что я не прощу тебя. Знал, и изменил. Прости, Женька, я спешу. Муж скоро приедет.
Ирина быстро и легко пошла по аллее. По пути она зашла в магазин, где продавались компакт-диски, просто для того, чтобы скрыться из виду. Она остановилась у стойки с дисками, и перебирала их, вроде бы пытаясь отыскать что-то конкретное. В магазине громко играла музыка, какая-то романтическая песня. Ирина вслушалась в слова и в изумлении повернула голову, ища глазами динамик. "Ты не буди вулкан остывший, уже не мой, а просто бывший. Ты просто бывший и нежданный, но все еще такой желанный…" пела какая-то девушка. "Надо ж, словно обо мне…Ну уж нет, Женька, никакой ты не желанный! Я, конечно сволочь порядочная, но и ты подонок, каких поискать…А вулкан он был бы не прочь разбудить", - мрачно улыбнулась Ирина и вышла из магазина, так ничего и не купив. Лишь молодой парень - продавец проводил ее долгим, тоскливым взглядом.
***
Ирина отошла от киоска и пошла назад к своей машине. Неожиданно холодная погода опустилась на город. Ранняя и холодная осень заставила всех сменить босоножки на демисезонные ботинки. Кажется, вот-вот пойдет снег. А ночью, похоже, снег уже был. Ирина купила бутылку воды, не минеральной – минеральную она терпеть не могла с детства – обычной, фильтрованной, до отвращения пресной. Жажда мучила ее уже который день, по утрам ее тошнило. Она, казалось, не замечает этого – легкой слабости, тошноты, разбитости.… Лишь где-то на краешке сознания у нее засела мысль о причине сего самочувствия.
Вчера вечером ей и Сергею позвонили – Ирина сразу узнала слабый голос женщины – матери так недавно освобожденной ими из заложников девочки. Ей стало хуже, она вынуждена будет пролежать в больнице больше месяца, оставить ребенка не с кем… В общем, наши супруги согласились принять под свое крыло ее дочь.
Она окинула взглядом улицу, и вновь заметила черный "Мерседес" с тонированными стеклами. Она задержалась на секунду, словно поправляя воротник своего черного, до колен, пальто, плотно облегающего ее роскошную фигуру. Забросила на заднее сиденье пакет, откинула назад свои длинные, роскошные волосы, красиво переливающиеся рыжиной на черной ткани пальто, и села за руль. Тронувшись, она вновь взглянула на "Мерседес". Так и есть. Он полз следом. Ирина достала старенький мобильник, зарегистрированный на поддельный паспорт – чтобы исключить прослушку, и по памяти набрала Сережин номер.
-За мной следят, Сережа.
-Кто?
-Какой-то парень на черном "Мерсе" без номеров. Второй день за мной мотается.
-Лица не видишь?
-Нет, конечно!
-А версии какие-нибудь у тебя есть?
-Ну, вряд ли он мне в любви признаться хочет. И от тебя увести. Или кто-то запугивает, или грохнуть хотят. Так что наших предупреди – пусть рядом не светятся.
-А как насчет круиза? Ты узнала?
-Да. Бумаги мне передадут в Нью-Йорке. Нужно сесть на корабль в Саутгемптоне. На любой пассажирский лайнер.
-Девочке будет безопаснее ехать с тобой.
-Что?!
-Да. Так будет лучше. Подумай – тебя не будет почти месяц. Я буду все время работать. Она будет одна. Для того, чтобы поймать нас, достаточно выкрасть ребенка.
Ирина задумчиво молчала. Чуть помедлив, сказала:
-Да, ты прав. Я возьму ребенка с собой. Я сейчас еду домой, соберу вещи. И ее возьму.
-Вот и хорошо. Знаешь, я сегодня уеду из города, дня на три. Там телефон мой ловить не будет, так что знай…
-Ладно. Пока.
Ирина остановила машину у торгового центра – нужна вещевая сумка. "Мерседес" тоже остановился. Ирина вошла в центр, и занялась выбором сумки. Отдел был рядом с окном и она посматривала на преследователя, который никак не хотел выходить из машины.
Она вернулась в машину, и поехала по своим делам за город. Начался мелкий дождь, изредка пролетали снежинки.
Вдруг, не доезжая до трассы, машина заглохла. Ирина удивленно посмотрела на железного друга – раньше такого не случалось, бензина – достаточно…
Она вышла из машины, вновь оглянувшись – проклятый преследователь был здесь.
Она убедилась, что с этой поломкой ей не справиться, и позвонила в автосервис. Она стояла, ждала на улице, хоть и знала, что авторемонтников не будет еще часа три-четыре. Это по-любому раскладу. Она наблюдала за вражеской машиной – никто не выходил. Снег из влажной кашицы превратился в настоящие снежинки – мелкие и колючие, как в январе.
Вдруг Ирина услышала треск веток – из кустарника, тянувшегося вдоль дороги, прямо к ней бежала девушка. На ней была тонкая, когда-то бывшая белой, кофта, разодранная в клочья в нескольких местах. И длинная юбка была настолько рваной, что было ясно, что девушка оказалась жертвой какого-то сумасшедшего, абсолютно невменяемого человека. Взгляд ее был полубезумным, она бросилась на капот машины Ирины, оперлась на него двумя дрожащими руками и тихо проговорила:
-Помогите мне.… Увезите меня отсюда.…Пожалуйста….
-Но машина не на ходу…Я жду авторемонтников.
По щекам девушки струились слезы, смешиваясь с пылью на ее лице, оставляли грязные разводы.
-Помогите мне, я прошу вас!
-Хорошо, я увезу вас, но только мне нужно отремонтировать машину…
-Я заплачу вам, только увезите…
-Мне не нужны ваши деньги. Вы согласны ждать?
-Конечно! Спаси…
Страшная бледность отразилась на лице девушки, и она осела на грязную дорогу. Потрясенная Ирина метнулась к ней. Она была жива, только сознание потеряла. На руке ее был виден след от укола – видимо, сначала ее накачали какой-то дрянью… Ирина подняла ее и положила к себе в машину, на заднее сиденье. Сама она продолжила ждать на улице.
Когда машину отремонтировали, наступила уже совсем ночь. Девушка была без сознания, но еще дышала. Авторемонтная бригада удалилась, когда Ирина, осмотрев еще раз девушку – она приходила в сознание, а сейчас просто спала, села за руль. Она развернулась в сторону города – в поселок ехать поздно. В лобовое стекло сыпал снежок. Но она не проехала и десяти метров – машина встала.
"Что за черт!"- пронеслось у нее в голове. Девушка взяла фонарик в отчаянии вышла из машины. Что делать?! Снова ждать ремонтников – еще четыре часа…
Вдруг она услышала, как сзади хлопнула дверца машины. Молодой человек быстрыми шагами направился к Ирине. Она резко обернулась и навела на него свет фонаря.
-Так вот ты какой, преследователь! И чего тебе нужно, мальчик?
Парень прикрыл глаза от резкого света рукой. Хрипловато сказал:
-Успокойся, я помочь хочу.
-Да что ты?! И для этой святой цели ты за мной третий день мотаешься?
-Об этом я говорить не буду.
-То есть как?
-Дай посмотреть, что у тебя с машиной.
-А ты всегда такой добрый, а?
-Почти.
Ирина стояла рядом, пристально глядя, что он делает с ее машиной. Минут через десять он покачал головой.
-Тут инструменты профессиональные нужны. В автосервис надо.
-Это мне и без тебя известно было…
Он усмехнулся.
-Ты не одна едешь?
-Нет. Девочка попросила ее довезти. Ты же все видел.
Он задумался.
-Давай попросим тут хозяев того дома за машиной твоей до завтра посмотреть.
-Зачем?
-Завтра приедешь сюда с мастером. Сегодня ждать выездных уже бесполезно.
-Ну да. Так я сама за машиной и посмотрю. Придется в машине ночевать. Можешь даже не следить.
-Я тебя подвезу.
-Щас!
Он усмехнулся:
-Да ты не бойся. Довезу.
-Не нужны мне твои услуги, мальчик. Вали домой.
Ирина открыла дверцу машины, но парень перехватил ее руку.
-Да ты чего? Всю ночь здесь торчать!
-Да ну и что! Тебе-то какая забота?
-Давай-давай. У тебя в городе квартиры есть?
-Конечно.
-Вот туда и поедем. Я вас заброшу, а с девочкой – сама решай, что делать.
-Никуда я с тобой не поеду!
-Боишься меня?
-Ты в курсе, с кем говоришь?
-Конечно.
-Ну да, не зря же следишь…
Он распахнул заднюю дверцу и легко подхватил девушку на руки. Обернулся:
-Пойдем. Да не бойся ты! Сказал же – довезу!
Девушку он перенес в свою машину, также на заднее сиденье. С усмешкой спросил у киллерши:
-Ты на переднее сиденье согласна?
-Какая разница?

На улице было совсем темно. Они подъехали к городу – дорогу тускло освещали фонари. В их свете серебристо мерцали мелкие снежинки, которые тихо ложились на землю, и уже не таяли. Конечно, утром от этого осеннего снегопада останется только слякоть, но сейчас казалось, что наступила настоящая зима. Ирина задумчиво смотрела в окно – скоро она надолго уедет из этого города.… Даже как-то странно. Когда-то она мечтала уехать отсюда, исчезнуть, потеряться в сети больших городов.…А когда ей изменил ее любимый прежде Женька,… Ей попросту хотелось испариться с лица земли. Но вот в ее жизнь вошел Сережа – вошел легко и как-то естественно, поддержав в трудную минуту. Жизнь снова вернула свой смысл, хотелось что-то делать, как-то действовать. И этот город, такой пустынный в этот ночной час, снова стал родным и любимым. Да, то , чем они занимаются – это ужасно. Делать деньги на смерти людей, на человеческом горе.… Есть в их обществе ребята, которые могут принять заказ на невиновного, убить, не разбираясь ни в чем. А она, наверное, так и не стала настоящим киллером – она никогда не сможет убить безвинного, убить и взять за это деньги. Пусть она признана лучшей среди женщин, ее имя наводит ужас на мелких бандитов, пусть. Она так часто отказывала в заказах.… Да, она может убить. Да. Но и это она делает обдуманно, тысячу раз проверив то, что человек этого заслуживает. Не было в ней жестокости. Наверное, если не предал бы ее Женя, она бы и во сне никогда бы не увидела то, чем она сейчас занята. Но жизнь пошла под откос, она возненавидела соперницу… И сломала свою судьбу, согласившись на сделку с совестью. Как де она болела после ее смерти… И все же приняла второй заказ. Сломались в ней прежние принципы, но остался живой ум, ее неженская смелость, и осталось отчаяние, боль, депрессия, из которой ее вывел Сережа. Они жили вместе с самого знакомства, но она осознала, что влюбилась, лишь спустя год. Влюбилась, как в первый раз – окончательно. Это чувство развеяло мрак ее жизни, изгнала страшную тяжесть с ее души. Страшное ранение Сергея убедило ее, что она влезла в этот страшный бизнес не зря. Что это ее судьба – и судьба, как обычно, посылающая испытания.
Парень внес девушку в квартиру Ирины, - распахнув дверь, они оба почувствовали запах застоявшегося воздуха. Хозяйка не жила здесь с самой свадьбы. Он толкнул дверь ногой, и она захлопнулась. Ирина вскрикнула : ключи остались снаружи. Она метнулась к двери – но она защелкнулась надежно.
-Что же ты наделал…
Ближайшие три часа они провели в поисках ключа. Когда же ключ был найден, они просто уснули, так и не открыв двери.

***
Утром Ирина отправила девушку домой на такси, а сама на попутках добралась до того участка за городом, где бросила машину. Дойдя до нее, она вновь позвонила в автосервис и явственно услышала шаги за спиной.
Внезапный удар со спины унес сознание Ирины. Она очнулась через минут пять, сразу же ощутив отсутствие пистолета в кобуре. Что же, придется быть мирной. Временно, конечно.
Она приподнялась на локте и осмотрелась. Она находилась в машине, за рулем и на переднем сидении сидели двое молодых, крепких парней. Тот, что за рулем, выглядел перепуганным насмерть, а тот, что на пассажирском сидении злобно ухмыльнулся:
-Очухалась, тварь?
-Рот закрой. Чем больше хамишь – тем меньше живешь.
-Дура! Я ж у тебя пушку отобрал! Че мне будет-то?
-Узнаешь. Потом.
-Какие мы грозные…
-Грозные. Особенно, если ты понимаешь, с чем связался и в какое дерьмо влез, придурок. Тебе чего надо-то? Если денег, то говори, не стесняйся. Все равно не дам.
- В сарае поговорим.
-А здесь чего? Или ты боишься говорить, пока у меня руки развязаны?
-Выходи. Саш, вытащи ее…
Саша, это тот дрожащий водитель, оббежал машину и открыл ей дверь, со страхом глядя ей в глаза. Он наклонился к ней и шепнул:
-Я здесь случайно. Они меня на второе дело уже гоняют… Он вас убить хочет…А потом, и меня, наверное…
Она кивнула:
-Скорее всего. Прорвемся.
В глазах Саши было сильное сомнение, но Ирина лишь спокойно улыбнулась.
В сарае она села на покосившийся стул, скрестила руки на груди и насмешливо смотрела на похитителя. Саша держался рядом – парень и впрямь никогда раньше не ввязывался в такие передряги. Он верил ей. Она была слишком спокойна.
Ирина первой прервала молчание:
-Как звать-то тебя, придурок?
-Максим.
-Ну, так говори, Максим-придурок, чего тебе надобно! Долго я ждать еще буду?
-Ты – дрянь!
-И все? Стоило из-за этого сюда переться? Ох, придурок…
-Ты моего брата убила!
-А, так это месть? К твоему сведению, я убила куда больше народу, чем ты думаешь. Как фамилия-то у брата?
-Седов…Дмитрий Седов.
- Педофил, что ли? Так такие уроды жить и не должны. Твой брат, придурок, устраивался на работу в детские лагеря, чтобы ласкать там маленьких мальчиков. Уяснил?
-А мне все равно! Он был мне вместо отца, а ты… Из-за тебя , дрянь, я один на свете остался!
-Соболезную. Но еще больше мне жаль тех мальчишек, кому он жизнь сломал. Представь, что ты отправил СВОЕГО сына в лагерь, а там… Просто представь. Родители имели полное право на месть. Я лишь исполнила их желание.
-Все равно ты сдохнешь сегодня! И не заговаривай мне зубы, стерва!
Ирина молчала и спокойно смотрела ему в глаза, что его и бесило. Она смотрела не на пистолет, а в глаза! Делает вид, что ей это по барабану!
-Страшно умирать, дрянь? Ну, скажи! Я знаю, что все вы, убийцы, больше всего своей смерти боитесь! Так ведь, дрянь? Страшно?
-Нет, Максим. Смерти я не боюсь. Скачи – не скачи со своей пушкой, сопли по щекам я размазывать не буду. Это ты боишься смерти. И не понимаешь меня. Потому, что ты и меня тоже боишься, даже безоружную.
-Я не боюсь! А ты сейчас сдохнешь! – у него была почти истерика, но Ирина по-прежнему хранила ледяное спокойствие.
-Глаза тебе завязать?
-Нет, благодарю. Свою смерть я встречу с открытыми глазами. - Она вдруг холодно усмехнулась:
-Нагнетаешь атмосферу? Пугаешь? Зря. Хочешь, я расскажу, чем мы с тобой различаемся?
Я не боюсь в этой жизни ровным счетом ничего. А ты – всего на свете. Ты узнал, что существуют киллеры – и испугался. Узнал обо мне – и решил схватить меня, чтобы я не вздумала убить тебя. А вдруг? Черт меня знает, верно? - Глаза парня расширились, и она поняла, что попала в точку. – Мне жаль тебя, Максим. Ты представлял, что схватишь меня и я буду рыдать, по горло в дерьме и крови, умоляя, чтобы ты пощадил меня. И ты бы выстрелил, наслаждаясь своей властью. А не вышло. И этим мы тоже различны. Я спокойна. Знаю, что убьешь, но унижаться ты меня не заставишь. Умру я гордо и достойно, не потеряв статуса. А ты.… За тобой придут довольно быстро – ты попался на глаза нашим. Не в том месте ты меня схватил. Да и вообще.…Вычислить тебя ничего не стоит. Ты будешь в той же ситуации, что и я сейчас. Да вот только умереть достойно ты не сможешь. Ты трус. У тебя даже сейчас руки ходуном ходят. Ты будешь целовать пыль у ботинок своего убийцы, в слезах и соплях умоляя отпустить. А тебя не отпустят. И ты сдохнешь, как… даже не как собака. Собака – животное разумное, а ты – жалкое пресмыкающееся. Зря ты нашел меня, парень. Мне тебя жаль.
-Если… меня видели, то где они? Почему не убили сразу?
-Тебя видел совсем молоденький мальчик. Оружия не носит еще, он просто нашим ребятам доложил. Жди гостей, парень.
-Вас много?
-Разумеется. Нас ОЧЕНЬ много.
Он в замешательстве замолчал. Молодая женщина устало сказала:
-Ну, что ты тянешь? Делай свое дело. Только вот его отпусти. Пусть в машине посидит. Зачем ему это видеть? – Ирина указала на Сашу. Максим обернулся и посмотрел на него. От испуга Максим стал совсем заторможенным, и он не успел отреагировать ни на что.
Ирина, подобно великолепной, изящной черной пантере бросилась на него, и, ударив рукой в область шеи, свалила Максима на землю. Он и сам не понял, как оказался на земле, не видел грациозного броска Ирины. А она, в свою очередь, ловко выпрямилась, уже держа в руке собственное оружие. Ногой в изящном, дорогом сапожке с острейшей шпилькой, она прижимала к его спине его же руку. Саша смотрел чуть очумело. Ирина взглянула на него и неожиданно теплым голосом мягко сказала:
-Саша, ты выйди. Погуляй там пока. Я все сделаю и будем выбираться. Хорошо? Зачем тебе это смотреть…
Он испуганно кивнул и по стенке, медленно, не сводя с нее взгляда, пошел к выходу. Она тепло улыбнулась:
-Да ты не бойся, Саша. Тебя я не трону. Хочешь – оставайся здесь. Хочешь – выходи. Только без меня не уезжай. Вместе выберемся. Иди спокойно, в спину стрелять не буду.
Он торопливо кивнул и быстро скрылся в темноте наступившего вечера. Она обратилась к лежащему Максиму:
-Можешь перевернуться.
Он послушно перевернулся и отполз к стене. Ирина печально сказала:
-Ну, вот и все, Максим. Чего ты добился? Сегодня умрешь ты, и уже ничего нельзя исправить. Зачем ты искал меня? Неужели и впрямь думал, что справишься? Обо мне даже легенд сочинять не надо – все, что говорят – правда. Под каждым словом могу подписаться. А смирению моему верить было нельзя – такие, как я застрелить себя, как овцу просто так не позволяют. Если это случается, то на это есть причина. Всегда.
Он часто-часто дышал. Он понял, что обречен. Она смотрела спокойно и вроде даже с сожалением. Потом спросила:
-Ты хочешь что-нибудь сказать? Можешь даже написать что-нибудь. Я все передам, можешь не сомневаться.
Он помотал головой. В глазах его появлялись слезы, подбородок дрожал, но он держался, как мог. Ирина отошла к маленькому оконцу, и наблюдала за Сашей, который замер в машине, закрыв голову руками. Она задумчиво произнесла:
-Знаешь, ты можешь благодарить судьбу за то, что ты попал в мои руки. Я не стану ни мучить тебя, ни унижать. Мне это не нужно.
Парень, заметив, что киллер отвлеклась, заметно расслабился. Но Ирина пристально следила за ним, и когда тот закрыл на секунду глаза, раздался выстрел. Максим был мертв.
Ирина вышла из сарая и аккуратно закрыла за собой дверь. Парня найдут еще не скоро.
Саша смотрел на нее, почти не скрывая смертельного испуга. Она устало улыбнулась:
-Ты в состоянии вести машину?
Он судорожно кивнул, но так и не смог ухватить ключ зажигания – так сильно дрожали его руки. Ирина улыбнулась снова:
-Давай поведу я? Поверь, я умею.
Он кивнул и забился в угол на заднем сидении. Ирина смотрела сочувственно. Она достала из сумочки маленькую бутылочку коньяка и протянула ее невольному попутчику.
-Расслабься. Выпей. Уже все хорошо.
-Ты отпустишь меня?
-Конечно. Ты покинешь меня живым и совершенно здоровым. Но только через пару дней. Тебя могут найти. Поэтому я хочу тебя подстраховать.
Он недоверчиво кивнул. Они ехали в ночь, глухую, хмурую и холодную. В какой-то момент видимость стала близиться к нулю, и Ирина сочла нужным подождать до утра. До утра оставалось никак не больше часа, поэтому она откинула сиденье и достала журнал. Саша, прежде сидевший беззвучно спросил:
-Кто ты?
Ирина подняла бровь и обернулась, взглянув на полупустую бутылку:
-Ты меня уже не помнишь?
-Помню. Но ты его убила.
-А, ты об этом… Я - киллер, Саша. Лучшая в своем роде. Раньше меня называли Черной Леди, теперь я добилась имени – все зовут просто Ириной. И ты зови.
-Зачем ты это рассказываешь?
-Так ты же спросил! – удивилась она.
-Ты убьешь меня?
-Нет. Не бойся. Не для этого я тебя освобождала.
-Но ты освобождала и себя!
-Если бы я освобождала только себя, я бы выбросилась из машины на ходу. А вам бы оставила гранату.
У Ирины зазвонил телефон. Саша мгновенно замолчал. Она ничего не говорила, просто слушала. Лицо ее стало хмурым. В конце она бросила:
-Однако, спрос на меня сегодня! – и отключилась. Взглянула на Сашу:
-Я отвезу тебя в одно… в квартиру. Там ты дождешься меня. Не вздумай бежать. Договорились?
-Да.
Ирина рванула с места. Грязь летела из-под ее колес, рассыпаясь брызгами во все стороны. Через полчаса они были на месте.
Ирина подошла к Юре. Он, без предисловий начал:
-Захватил мать с ребенком. Молодая женщина и девочка. Возможно, был сообщник, но сбежал. Костя уже там. Твоя задача – подвести его в точку напротив одного из окон. И страховать остальных. С тобой пойдет Антон, останется снаружи. И Леха, он довезет жертв по домам. Добивался тебя, так что веди переговоры. Мать и девочка должны остаться в живых.
-Как он их выбрал?
-Черт его знает…
Она кивнула, оправила волосы, украдкой взглянула в зеркало. Обратилась к Саше:
-Посиди здесь.
Он кивнул. Ирина покинула штаб.
***
- Если она не придет, конец вам обоим! Ясно? – молодой парень, кажется, наслаждался страхом женщины. Девочка стояла у окна.
Ирина прислонилась к дверному косяку. Он стоял к ней спиной. Она резко схватила его за плечо:
-Ты хотел меня увидеть?
Парень дернулся, Ирина перехватила его руку, сильно сжав кисть, заставила его выпустить пистолет. После чего, продолжая его держать негромко сказала девочке:
-Подойди ко мне.
Ее мать негромко всхлипнула и с мольбой в голосе произнесла:
-Нет!..
Ирина взглянула на нее и мягко сказала:
-Не пугай ее. Я зла не хочу. А ты сиди, где сидишь.
Мать сказала девочке:
-Танюшка, подойди к тете…
Ирина улыбнулась, выкручивая парню кисть:
-Подойди, не бойся. Обижать я тебя не буду. Подойди.
Девочка нерешительно шагнула к ней. Ирина облегченно вздохнула. Достала из заднего кармана джинсов наручники и подвела его к окну, пристегнув его к оконной раме.
-Так чего ты хотел?
-Ты убиваешь людей!
-Я знаю.
-Ты убила мою сестру!
-Как же вас много, народных мстителей! Кто она?
-Алена. Алена Иванец, она только-только замуж собиралась!
-Алена Иванец? – у Ирины на миг закружилась голова. Стерва, любовница Женьки! – И что? Зачем ты затеял эту чушь? Захват заложников и все такое?
-Чтобы ты пришла!
-А с чего ты решил, что я приду? Я же не милиция.
-Ты пришла!
-Да. А ты рад?
Ирина презрительно усмехнулась.
Встала так, чтобы происходящее не было видно матери, и легонько подтолкнула к ней девочку. Тихо шепнула:
-Закройте глаза.
Звука выстрела не было Просто на груди горе- захватчика расплылось багровое пятно. Ирина вывела девочку и ее мать на кухню. Тело должны забрать, после чего они и покинут квартиру. Крикнула в коридор:
-Антош, все. Заходи.
Молодой брюнет тут же очутился на пороге. Ирина кивнула:
-Осмотри квартиру. Мало ли…

Антон кивнул и открыл одну из дверей. Она была пуста, но он на всякий случай открыл все шкафы – Ирина приказала осмотреть все. Он направился к соседней двери. Ее что-то задерживало с той стороны, поэтому он сильно толкнул ее плечом. Дверь распахнулась, и парень замер – у противоположной стены, прямо на полу лежала девушка лет семнадцати. Она была абсолютно голой и связанной так, что шевелиться было невозможно - казалось, каждая веревка была завязана в отдельности. Она испуганно шарахнулась, увидев вошедшего парня, но ее движения были беспомощны – она не могла даже прикрыться. Он шагнул к ней – она начала извиваться, пытаясь прикрыть себя руками и отодвинуться одновременно. По лицу ее заструились слезы страха и беспомощности. Антон достал нож - выкидушку, по-прежнему молча подходя к несчастной. Выкидушка щелкнула, выбрасывая лезвие, и девушка замерла, не сводя с нее взгляд больших от ужаса глаз.
Антон пришел в себя, наконец догадавшись, что ее нужно успокоить. Он негромко сказал:
-Не бойся. Я хочу помочь. Я просто развяжу тебя. Полежи спокойно, договорились?
Казалось, девушка не понимает его. Он подошел вплотную, присел на корточки и содрал с ее лица скотч, на секунду приложив к ее щеке руку тыльной стороной ладони, пытаясь уменьшить боль. Она шарахнулась в сторону. Он вздохнул и приблизил к ней нож – она отодвинулась еще дальше, с мольбой прошептав:
-Не..т… пожалуйста….
Он взял ее за подбородок, заставляя смотреть на себя:
-Я не трону тебя. Слышишь? Я развяжу тебя и уйду. Те, кто тебя связал… Их больше нет. Мы совершенно другие люди. Понимаешь меня? Не бойся, и не шевелись – я не хочу тебя поранить. И не смущайся – я не смотрю на тебя. Я просто тебя освобождаю.
Он запустил нож под первую веревку, стараясь не касаться ее тела – прикосновение ледяного металла к коже – это крайне неприятно. Но девушка все равно сжалась, зажмурилась и крупно дрожала. Антону было искренне ее жаль. Он разрезал последнюю веревку и сказал:
-Я сейчас выйду и принесу тебе какое-нибудь полотенце. Одежду найдем, не переживай. А пока разотри ноги и руки – они были сильно передавлены.
Он подал ей руку и она неуверенно, робко оперлась об нее, чуть отодвинувшись, опасливо косясь на него.
Взгляд парня упал на небольшое пятно на полу – наметанный взгляд сразу определил кровь. Он испуганно спросил:
-Я поранил тебя? Откуда кровь?
Она помотала головой. И заплакала – от унижения и стыда. Он все понял и внезапно севшим голосом сказал:
-Не плачь. Все закончилось. Все прошло. Забудь все, что здесь было. Теперь уже все хорошо. Я сейчас.
Он метнулся из комнаты и вернулся с большим банным полотенцем.
-Завернись пока. И пойдем на кухню. Там наша девушка с хозяйкой квартиры говорит. Она даст тебе одежду.
Он, отвернувшись, терпеливо подождал, пока девушка завяжет на себе полотенце, и поддерживая ее под руку помог выбраться из комнаты. Она отстранялась от него, боялась по- прежнему.
На кухне Ирина повернулась к вошедшим, и приветливо улыбнулась девушке:
-Привет. Мы сейчас закончим, и ты поедешь с нами. Договорились? Нам нужно будет поговорить.
-Вы из милиции?
-Нет. Мы хотим тебе помочь – а кто мы и откуда – это ты узнаешь позже. Ладно?
Девушка кивнула. Догадавшись, что разговаривать ей придется с этой молодой, красивой женщиной, она начала успокаиваться. Они с Антоном сели на угловой диванчик, а Ирина встала, провожая своих собеседников:
-Вас ждет водитель. Он довезет вас туда, куда скажете – это наш человек, так что требуйте, чего вам угодно.
Женщина с ребенком покинули кухню, а Ирина вернулась к ним – уже с одеждой. Протянула стопку вещей девушке:
-Одевайся, мы подождем за дверью.
***
-Только и всего. Из нашей честной компании кто-то сдает самого известного киллера – Черную Леди.
-А может, это совпадение?
-Юра… Уже трое за последнюю неделю. В том числе и первая работа – Алена Иванец. Об этом вообще мало кто знает.
-Ну да. Ладно, я поехал. Вы пока ждите здесь. К утру я приеду, может, выясню чего.
Ирина, Антон, и та самая девушка, вывезенная вместе с ними из злополучной квартиры, остались втроем – Сашу перепрятали в более надежное место, едва Ирина ним увиделась. Ситуация была сложной – кто-то из близких ей людей сливает информацию – она, Черная Леди, была на грани – такая подлая подстава…
Девушку звали Лера, она уже заметно освоилась, привыкла к Ирине и Антону, и была готова задремать. Одежда была ей слегка великовата, но льняной джемпер, изящно свисающий с ее худеньких плеч, делал ее еще тоньше и беззащитнее. Джинсы слегка свисали, и Ирина отдала ей свой ремень – В этой квартире все хранили смену вещей, и когда-то Ирина привезла сюда этот ремешок – вот и пригодился.
Они разговаривали о чем-то отвлеченном, когда Лера спросила:
-А вот вы говорили о Черной Леди… Почему мы здесь сидим? Она ищет вас? Вы от нее прячетесь? Она ведь киллер?
Ирина покачала головой:
-Нет, она нас не ищет. Просто у нее серьезные проблемы.
-Но ведь проблемы у нее… А почему Мы сидим здесь?
На секунду воцарилось молчание. Взгляд Ирины стал сочувствующим. Они переглянулись с Антоном. Антон негромко сказал, кивая на Ирину:
-Так ведь это она.
Ирина кивнула, вздохнув и улыбнувшись:
-Я.
Лера выпустила из рук чашку, она покатилась по полу, разлив чай. В следующую секунду она мягко осела в кресле. Ирина похлопала ее по щекам, заставляя вернуться в реальность и тут же отошла в сторону, не желая ее пугать. Когда девочка очнулась окончательно, Ирина уже сидела в кресле напротив и спокойно улыбалась:
-Ты чего, Лера? Не надо так пугаться, что ты?
-Ты… киллер?
-Да. Я – киллер. Ты не пугайся, я вполне вменяема. Успокойся, все нормально. Принести тебе еще чая?
-Нет!
Ирина негромко рассмеялась:
-Да ты чего? Я же тебя травить не собираюсь. Ты почти всю ночь со мной просидела, все же хорошо было. А киллером я уже и тогда была. Ты успокойся, разберемся и ты меня больше никогда - никогда не увидишь.
Лера побледнела. Ирина все поняла:
-Не в том смысле, Лера. Я не трону тебя, расслабься. Ты поедешь домой, и будешь жить, как жила. А я… через неделю я уеду. На время. А потом вернусь. И тоже буду жить, как и жила прежде.
Лера не верила. Ирина решила дать ей время помолчать и перевела взгляд на Антона:
-Сашу увезли за город?
-Да. Там есть охрана. А ты ему помочь пока не сможешь.
-А ты не знаешь, кто мог…
-Нет. И никто не знает. Ерунда какая-то… А уж про первую… чертовщина какая-то. Это же только ты, Юра и Сережа знают!
-Ну, Сережка – это вряд ли. Если уж я так надоела – он бы избавился от меня куда изящнее, чем с помощью слива информации неудачникам. Юра – тоже очень сомневаюсь. Зачем ему это? Ничего не понимаю.
Телефон Ирины вновь зазвонил. Юра на том конце был хмурым:
-Ирина, увози девушку к Саше за город. Собери какие-нибудь вещи и будь готова отправиться к Сереже.
-Но командировка…
-К черту эту командировку! Кто-то льет о тебе такую информацию, словно живет с тобой! Я уже ничего не понимаю! Тебя через день-два уберут, какая к черту командировка!
-Так серьезно?
-Серьезнее некуда. Ты выкрутилась из трех непростых ситуаций, и скоро они поймут, что проще сделать все с помощью снайпера.
-Действительно же проще! Никакого сопротивления.
-А оно нам надо? Ты еще нам нужна!
-Хорошо. Я сейчас.
Антон сидел рядом и все слушал. Ирина метнулась собирать вещи, а он кивнул девушке:
-Одевайся.
***
Была уже совсем ночь, когда машина Ирины предательски заглохла в лесу. Бензина было уже мало, что, возможно, и явилось тому причиной. Ирина вышла из машины, но было уже совсем темно, и она вернулась за фонариком. Фонарик был в кармашке чехла водительского кресла, и Ирина наклонилась, протягивая руку к кармашку. Лера испуганно шарахнулась, затравленно глядя на нее. Ирина удивленно ее оглядела:
-Ты почему дрожишь?
Она промолчала. Только блестели ее глаза, чуть припухшие и покрасневшие от слез. Ирина давно заметила, что девушка украдкой стирает слезы, но решила не встревать – слезы это не так уж плохо, слишком много испытаний выпало на ее долю. В один день перенести избиение, изнасилование, а после узнать, что ее спасители – киллеры – все это, безусловно, тяжело. Тем более до этого дня у нее еще не было мужчин, а тут… В общем, проплакаться ей тоже нужно. Но так дрожать – это уже не дело.
-Лера…, - Ирина старалась говорить как можно мягче, - что-то не так?
-Куда ты меня везешь? – Лера говорила шепотом, слишком сильно стараясь сдержать слезы.
-Разве Антон тебе не сказал? – Ирина искренне удивилась. Она думала, что он объяснит ей все, пока она собирается. Лера помотала головой.
-Надо же… я думала, ты все знаешь. Ну ладно. Мы сейчас едем на дачу. Точнее, в загородный домик. Он уже недалеко, только заправимся – и дальше поедем. Там же же скрывается молодой парень, Саша. Он точно так же, как и ты, попал в непростую ситуацию, о которой, если захочет, сам расскажет.
-Парень?
-Да, Саша. – Ирина вдруг поняла, о чем она подумала и сказала как можно мягче.- Да ты не бойся, там дом на двух хозяев – не захочешь с ним связываться – не впустишь. Да и вообще… его два месяца возили на преступления и обещали в конце убить. Я его почти из-под пуль вытащила. У него шок не меньше, чем у тебя.
***
Лера смотрела мне в глаза. Мне казалось, что она не верит ни единому моему слову. Потом, чуть помолчав, Лера очень тихо спросила:
-Ты убьешь меня?
Я тяжело вздохнула, пробормотала что-то вроде "Сговорились вы, что ли…" и заговорила как можно ласковее:
-Лера, милая, ну зачем мне тебя убивать? Ну, скажи мне, с чего ты так решила? Все же хорошо было, мы поговорили, а потом ты узнала о моей работе. Ну какая разница, кто и чем зарабатывает? Я не нападаю на невиновных, Лера. Моя специфика – отъявленные мерзавцы, понимаешь? А на них ты не тянешь. Ты веришь мне?
Лера пожала плечами. Она была очень бледной, выглядела крайне испуганной. У меня вдруг защемило сердце от жалости к ней и я негромко спросила:
-Как ты, Лера? Может, отправить к тебе на дачу врача?
-Нет, спасибо…
-Ты не отказывайся сразу, подумай. У тебя точно ничего не болит?
-Нет…
-Ты говори правду, я же женщина, я могу тебя понять… Слышишь? Долго они издевались?
-Да. Около двух часов. А потом связали полностью, схватили ту женщину, а мне сказали, что… повторят, а потом убьют…
-Уроды…Ты точно нормально себя чувствуешь? Давай все-таки завтра приедет врач?
-Я не знаю… - Я поняла, что врач нужен. Совершенно точно.
-Значит так… Врача зовут Невская Кристина Олеговна. Она приедет около трех часов дня. Договорились?
Лера кивнула.
***
Что же, с основным заданием мы справились – наши люди взяли и остальных подростков – убийц… Но все так неожиданно развернулось… Ну кто мог подумать, что про нас так легко все узнать?!
***

-Сережа…
Он метнулся мне навстречу и тотчас сгреб в объятия.
-Как ты, родная?
-Пока неплохо. Юра не хочет отпускать меня. Все вроде бы слишком серьезно.
-И правильно. Не надо ехать.
Я вдруг поняла, что если соглашусь с ними, то подставлю под удар всех. Уберут меня – рядом будет Сергей, а значит и ему не жить. Неподалеку окажется Юра… Антон… Костя… Слава… и все-все, кто мне дорог. Если я уеду – уберут только меня. Так будет гораздо лучше. Даже то, что со мной будет ребенок… ее скорее всего не тронут. А иначе – пойдет цепная реакция. Решено.
-Нет, Сережа. Я знаю, мне нужно ехать.
-Но…
-Кто-то другой? Явка на мне. Ждут-то меня!
-А если тебя убьют?
-Я не думаю. Убьют меня здесь, в России. Иначе не получится главная фишка – вот, смотрите, что можно с киллерами делать! Нет, Сережка, я поеду.
Взгляд его был полон тоски. Он знал, что не остановит меня, но очень этого хотел.

Вечером привезли Наденьку и мой чемодан. Я уложила ее спать, пообещав завтра взять ее с собой в путешествие. Девочка уснула счастливой. Мы с Сережей тоже отправились спать, но долго не могли заснуть – просто лежали, прижимаясь друг к другу, и молча смотрели в темноту.

***

-Ну вот и все Сережа. Снова расстаемся. Сейчас я даже не знаю, когда встретимся.
Он хмуро молчал. Мы немного помолчали, а потом он очень тихо произнес:
-Я так не хочу тебя отпускать…
Мы обнялись, у меня на душе было так пусто, так холодно… Словно расставались мы навек. Возможно, так и было, и мы старались не думать об этом, поэтому просто не знали, что говорить. Объявили посадку на наш рейс, и мы простились, так много не сказав друг другу.

***
Вполне благополучно мы с Наденькой добрались до Саутгемптона, и гуляли с ней, дожидаясь прибытия нашего пассажирского лайнера. Совсем некстати я вспомнила, что именно из Саутгемптона и именно в Нью- Йорк когда-то, в 1912 году держал путь пассажирский же лайнер "Титаник". Родилось нехорошее предчувствие, словно кроме "Титаника" в этот рейс еще никто не ходил. Я гнала мрачные мысли прочь, но не скажу, что это получалось.
Спустя час мы благополучно взошли на борт, и наше путешествие началось. Оказалось, что каждый вечер здесь балы, и я невольно порадовалась, что у меня есть с собой два изящных платья.
До Нью- Йорка мы тоже добрались без проблем, и , если честно, я расслабилась. Со времени начала моих проблем в России прошло немного времени, вдали от родины я тоже была уже немало – полторы недели, в пути и в ожидании транспорта. Для меня, человека, который беззаветно любит Россию, это катастрофический срок. Я начала скучать по Родине почти сразу. Вдруг захотелось оказаться дома, рядом с Сережей. Но нужно было забрать бумаги и повторить путешествие.
Бумаги я забрала без проблем, сразу и быстро. Назад я должна была отправляться тем же планом – на корабле до Саутгемптона, а там – самолеты…
Оформив билет на корабль, я отправилась гулять с Наденькой по вечернему Нью-Йорку. Неон, дикое количество освещения било в глаза, казалось безвкусным. Консервативность России мне милее.
Прошел еще день, и к трем вечера я с девочкой была уже в порту, ожидала посадки. Я оказалась рядом с блондинистой девушкой, которая очень волновалась и не желала уплывать. Она спросила меня по-английски:
-Вас кто-то провожает?
Я покачала головой.
-Меня тоже, - вздохнула она.
К вечеру я уже собиралась на бал. Я надела любимое бордовое платье, дополнив наряд ниткой белого жемчуга и длинных сережек. С собой у меня была только сумочка, в которой было немного косметики, аптечка и, конечно, пистолет. Доставать его из сумки, глупо, конечно, но лучше уж так, чем совсем без него. Наденька оставалась в каюте с нянечкой. Девочку знобило, и мы одели ее потеплее, прежде, чем уложили спать.

Вечер был превосходный и я немного расслабилась, за что, наверное, буду проклинать себя всю жизнь. Никто не заметил, как с левой стороны борта к нам прибилось небольшое судно. Пятеро крепких мужчин лихо вскочили на палубу, и , угрожая оружием, пояснили, что судно захвачено. Началась паника, мужчины отважно полезли в драку, а я метнулась к каютам, чтобы забрать Надюшку. Но, видимо, кто-то из пиратов заметил мое бегство и послал вслед мне пулю. Пуля прошила мне правый бок, вроде бы и несерьезно, но крайне болезненно, если еще и учесть тот факт, что здесь же прежде у меня уже была рана.
Мир покачнулся, боль была адской. Я осела на пол, пытаясь ее унять. Нападавшие решили, что я мертва, и не обращали внимания в мою сторону. Я тихо, зажимая рану прокралась к каютам. Судно нужно покидать. Срочно.
Я схватила полусонную Надю, свою сумку – одну, вещи придется бросить. Забежала в ванную, наскоро перетянула рану, вколола обезболивающее. Боль придет после, еще более сильная чем сейчас. Мы выбежали из каюты, напрямую к шлюпкам. Я могла бы убить всех пятерых, кроме того, я бы обязательно ввязалась, будь я одна – но со мной ребенок, и я не имею права рисковать. Если я погибну – она потеряется или ее тоже убьют. Выход один – бежать. Как можно быстрее, пока есть еще силы.
Я выхватила нож, перерезала веревки, связывавшие шлюпку. Начала спускать ее за борт, постоянно оглядываясь. Я отвернулась на секунду, чтобы усадить Наденьку в лодку, и хрипловатый голос за спиной на английском, разумеется, языке произнес:
-Стой. Далеко собралась?
Я развернулась, судорога боли прошила бок. Я отбросила с лица волосы, закрывая собой Надю попросила:
-Не трогай ребенка… У нее никого здесь нет, но все равно, дай ей шанс…
Он держал меня под прицелом, что меня даже не пугало – я попалась, я скорее всего погибну, но как жаль ребенка…
Он всматривался в мое лицо, потом взгляд скользнул вниз – я невольно прижимала руку к месту ранения.
-Ты ранена?
-Да. Не трогай ребенка, прошу тебя… У тебя ведь наверняка есть дети… Пожалей ни в чем неповинного ребенка…
- У меня нет детей. Ты не здешняя?
-Я из России.
-Ребенок тоже из России?
-Да.
Я смотрела ему в глаза. Он подошел вплотную и вдруг схватил Надюшку. Я вскрикнула:
-Пожалуйста!..
Он остановил меня жестом. Он поднял девочку и осторожно посадил ее в шлюпку. Потом повернулся ко мне. Я не ожидала – он ловко подхватил и меня и крайне бережно посадил в лодку.
-Ты красивая. Жалко тебя. У нас друг из России. Счастливого пути.
Я была изумлена до крайности, и даже не скрывала этого. Он криво усмехнулся и опустил шлюпку на воду.

Сначала я гребла из последних сил, старалась плыть очень быстро. Рана начинала ныть, я быстро теряла силы. Кровь сочилась, почти не останавливаясь, кружилась голова, было холодно, а берега не было видно. Я даже не знала, куда именно я плыву. Надюшка спала, закутавшись в мою меховую накидку.
Радости моей не было предела, когда я увидела берег. Сил уже не было, но я гребла через силу, руки дрожали, спину ломило – но меня неудержимо тянуло к берегу.
Наконец дно лодки глухо ударилось обо что-то на дне. Я обессилено опустила руки.
Я просидела так несколько минут. Руки онемели, боль становилась сильнее – лекарство отходило, а для раненого человека такие нагрузки противопоказаны. Потом я вытащила Надюшку и сумки, и еще долго брела по ледяной воде . Наконец, добравшись до земли я отпустила девочку и, бросив сумки, упала на холодный песок. Нещадно кружилась голова. Я обессилено пролежала около часа, после чего вновь начала свою одиссею до родины.
***
Я, покачиваясь, поддерживая Надюшку, спустилась с трапа самолета. Бумаги, толпа народа, закружили, и только спустя час после этого я поняла – я вернулась на родину! Русская речь, родные пейзажи – мне сразу стало легче, несмотря на то, что до родного города мне еще нужно добраться.
У меня больше нет денег, и я не знаю, как я буду добираться домой. Я ранена, мне с каждым днем все хуже, и я не уверена, что переживу все это. Но со мной Надя, за которую я отвечаю, и на долю которой выпали те же испытания. И я просто обязана вернуть ее матери. Если я умру раньше, чем доберусь до дома, девочка никогда не вернется к своей матери. Нет, я просто обязана ее вернуть! А еще – я так хочу увидеть Сережу… Хоть в последний миг, на мгновение – увидеть его…
Дальше была только боль, только холод, и только долгая, нескончаемая дорога. День за днем, неделя за неделей… От района к району, кто-то подвозил нас, когда-то мы шли пешком, боль отдавалась уже по всему телу, постоянные судороги, кровь сочится, очень сильно кружится голова… Я стала терять сознание, радует только – Надя думает, что это я сплю… Надя одета тепло, а вот я – только лишь в вечернем платье. Так холодно…
Вдруг я поняла, что больше не могу идти. Мы сели на скамейку в парке, Надюшка задремала и я сама стала забываться коротким, тревожным сном.
***

Было уже очень холодно. Час предрассветный, на траве лежит изморозь. Ирину колотила крупная дрожь. Сколько еще предстоит пройти? Надолго ли хватит сил? Рана все время кровоточит.… Так сильно кружится голова. Ей бы сейчас полежать, сменить перевязку, но… "Если я лягу, я уже не смогу подняться. Я должна привести ребенка к матери! Я знаю, я выберусь! Я выведу девочку к нашим, а там…Не знаю. наверное, я уже не выживу. Кровь во мне не бесконечна – я чувствую, что слабею. Хорошо, хоть девочка тепло одета. Какого черта я пошла на этот вечер?!"
Бордовое вечернее платье, безусловно, делало ее прекрасной. Даже сейчас, почти белая, изможденная, она была прекрасна. Оно было не слишком длинным, до колен, роскошно подчеркивало ее стройный стан. Но теплее от этого не становилось – плечи открыты, ткань – легкая. Да и колотит из-за кровопотери. Денег нет совсем. В сумочке есть аптечка, но она не поможет – рана, хоть и не серьезная, но условий для заживания нет. Она должна лежать. Но где она должна лечь в этом чужом, холодном городе? Она посмотрела на девочку – та спала крепко. Сама Ирина не спала уже дня четыре. Она охраняла чуткий сон ребенка, жертвуя своим отдыхом. Да и вообще, в ее состоянии заснуть в парке на улице…
Но все же она стала забываться – невероятная слабость давала о себе знать. Еще даже не проснулись птицы. "Только бы не было дождя…"
-Я могу чем-то тебе помочь, АЛИСА?
Ирина медленно подняла голову. Она не хотела оборачиваться, она уже поняла, КТО стоит за спиной. Алисой она представилась лишь одному человеку. Одному. Перед глазами мгновенно встали картины плена- вот она на земле, в сарае…Входит ОН, говорит что пока только хочет поговорить…Входит пьяный мужчина с пистолетом…Выстрел…Нереальная боль…Она уже в комнате в ЕГО доме …Входит Юра… Антон выносит ее через окно …
Она нашла в себе силы взглянуть в его холодные, голубые глаза, повернула голову.
Он, Игорь, стоял и очень спокойно смотрел на молодую женщину. Она начала подниматься, изящным жестом отбрасывая волосы, но вдруг силы покинули ее – окончательно и бесповоротно. Она потеряла сознание, и Игорь успел подхватить ее у самой земли.

***

Ирина открыла глаза. Потолок, белоснежный и высокий, залит солнечным светом. Так тепло… Так удобно… Она чуть повернула голову – абсолютно незнакомая ей квартира. "Где же я? Что произошло?.."
Дверь открылась, и вошел молодой человек, едва увидев которого, девушка все немедленно вспомнила.
-Где ребенок? – она старалась говорить как можно жестче.
Игорь мягко улыбнулся и присел рядом с ее кроватью.
- Успокойся. С девочкой все хорошо. Сейчас она спит, а чуть позже очень обрадуется, что ты наконец, очнулась.
-Что произошло…
-Ты потеряла сознание. Ты ранена, потеряла много крови. Пролежала без сознания неделю. Я начал переживать, тебя осмотрел мой знакомый врач, пулю извлекли , рана стала заживать. Ты должна лежать еще долго.
-Но я не могу! Нас, наверное, итак считают погибшими…
-Скорее всего. При твоем бизнесе это немудрено.
Ирина усмехнулась:
-Навел справки?
-Давно. Я не понимаю, почему ты тогда не сказала, что ты тоже… Я бы отпустил тебя без вопросов. А так – я могу собой гордиться – уже дважды Черная Леди оказалась в моих руках!
-Гордись. Ты не знаешь, как там…
-Сергей?
-Да.
-Не знаю. Но если бы с ним что-то случилось – об этом знали бы все.
Она обессиленно закрыла глаза.
- Послушай, а ты чего такая напряженная? Тебе ни к чему меня бояться…
-Не в этом дело…Почему ты не добил меня?
-Мне это ни к чему. И не думай, что ты умираешь.У тебя не серьезное ранение. Но большая кровопотеря.
- Мне нужно идти домой, Игорь…
-Ты не сможешь.
-Я смогу!
-Да… Сила воли у тебя…Знаешь, у меня было ранение плеча, такое, вскользь. Я был уверен, что не переживу. А ты и впрямь сильна. В общем, так. Через неделю до нашей с тобой малой родины отправляется самолет. Плохонький, но все же… Вот на нем ты и отправишься. А неделю эту ты пролежишь здесь. Все. Возражения не принимаются.
-Жестко. – усмехнулась Ирина. Она попробовала пошевелиться, но тут же побелела от адской боли. Небольшая рана ее воспалилась из-за страшной перегрузки – ее путешествия.
- Спасибо тебе, Игорь…Я отблагодарю тебя.
Девушка была поражена. Они стояли на площадке у самолета, ветер трепал волосы Ирины.
-Не стоит. Это довольно тряская машина. Ты еще успеешь меня проклясть. Вы возьмете попутчика, а потом отправитесь домой.
-Ты надолго остаешься?
-На два месяца. Да, чуть не забыл. Вот, возьми.
Он протянул ей старенький пистолет Макарова. Ирина, не веря себе, взяла его.
-Спасибо…
-Не стоит. Тебе пора.
Она кивнула. Привычно подхватила девочку на руки, подняла сумки.
-Пока. Как вернешься – дай знать. Я хочу тебя увидеть. Вернуть долг.
-Хорошо.
Она поднялась в салон самолета – небольшого, похожего скорее на "кукурузник", чем на лайнер. Девочка очень хотела спать, и Ирина достала из сумки одеяло, которым ее снабдил Игорь. Он собрал для них все самое необходимое.
-Надя, ты спи. Мы еще не скоро прилетим.
Девочка уснула. Они летели над лесами, чуть выше облаков. Потом небо постепенно стало затягивать тучами, и Ирина тоже сильно захотела спать. Давала о себе знать недавняя рана, большая кровопотеря. И Ирина погружалась в полудрему, также похожую на эти самые тучи. Вскоре летчик предупредил, что они начинают снижение. Она приобняла спящую девочку. Но они попали в воздушную яму, и легкий самолет сильно тряхнуло. Девочка проснулась.
Сели они мягко. Какой-то молодой мужчина легко заскочил в самолет. Летчик кивнул и удалился в лес по своим делам. Мужчина тоже держал в руке сумку, которую поставил рядом с багажом Ирины. Она бросила на него безразличный взгляд, и в то же мгновение ее сонливость как рукой сняло. Она закрыла собой ребенка, и прямо посмотрела ему в глаза. Это был один из пиратов, захвативших их корабль. Он тоже узнал ее, и пристально смотрел на нее. Она отвечала на его взгляд. И не было в ее глазах страха, была лишь холодная решительность. Но все же она уже была не той, что прежде. Вроде бы та же железная воля, сила и власть, то же бесстрашие, но… Лицо ее сильно похудело, хотя и не утратило от этого своей красоты, кожа, и прежде была белой, побледнела за дни странствий до оттенка свежевыпавшего снега. И в прекрасных, черных глазах ее появилось выражение какой-то загнанности, словно у раненого зверя, который любой ценой пытается убежать. И тоски – беспросветной, и глубокой. Она слишком устала бороться, она ненавидела себя за многое, это – не ее судьба, не ее работа. Она слишком хрупкая для таких испытаний. Но стержень, который был в ней и прежде, остался. И она знала, что не согнется, не сломается в любых обстоятельствах.
Мужчина осторожно прошел мимо и так же осторожно сел напротив, двигаясь плавно, словно опасаясь, что она закричит.
-Не бойся. Слышишь?
Ирина изумленно смотрела на него. Он заговорил на чистом русском!
-Зачем ты…здесь?
-Я лечу домой.
-В Россию?
-Да.
-Но ты пират!
-Я не трону тебя. Я не за тобой. Я просто лечу домой.
Ирина не верила. Она прижала к груди девочку и не спускала с него глаз.
До родного города летели молча. Сели где-то посреди поля, Ирина и Надя привычно побрели, выбрав наугад направление. Пирата встретили друзья на мотоцикле и они быстро удалились. Наступал рассвет, холодный и росистый, солнце играло на каплях росы, и она переливалась, как бриллианты. Вещи Игоря она оставила в самолете, а сама вновь осталась в одном платье.
Вдруг сердце ее заколотилось – она услышала голоса. Они показались ей знакомыми…Слишком знакомыми…Она быстро пошла на звук – теряя силы, спешила, почти бежала. И вдруг остановилась, шагах в десяти от этих людей. Молодой мужчина в кожаной куртке и еще двое мужчин стояли к ней спиной. Она прислушалась к их разговору:
-Это бесполезно… Прошло два с половиной месяца, ты не найдешь их.
-Нет! – почти закричал мужчина. – Я буду их искать. Всегда. Всю жизнь.
В его голосе, таком знакомом, таком родном было столько безысходности, столько печали столько неутешного горя, что у Ирины потемнело в глазах.
-СЕ…рё…жа… - почти шепотом, обессиленно произнесла она. – Се..рё..жа…
Он замер. Стоял, вслушиваясь в тишину, готовый поклясться что…. нет, не может быть…
Вдруг Наденька узнала его. Узнала, и бросилась к ним, звонко крикнув:
-Дядя Сережа, здравствуй!
Мужчины разом обернулись на голос ребенка и замерли. В десяти шагах от них стояла бледная, худая, с распущенными вьющимися волосами женщина, неотрывно смотрящая на Сергея. Он встретился с ней взглядом и, не веря себе, прошептал:
-Ирина…ты… ТЫ ЖИВА!
Она сделала к нему шаг, протянув руку вперед, но это все, на что хватило сил ее израненного тела. Она мягко упала на землю, словно неземной цветок, который скосил неумелый садовник. Мужчины метнулись к ней, но она лежала на траве, абсолютно не подавая признаков жизни. Белое, слишком белое лицо очень сильно похудело, черты заострились. Волосы, длинные и вьющиеся рыжевато блестели под лучами восходящего солнца, и переливались каплями росы, как и изумрудная трава рядом. Ветер слегка шевелил их, но это единственное, что казалось живым. Бордовое платье казалось очень ярким на ее изможденном белоснежном теле. Руки свободно лежали на земле, она словно бы уснула здесь, в поле, этим холодным росистым утром.

***
Сергей отнес ее в больницу на руках, не соглашаясь со спутниками, что уже поздно. Он видел, что она не дышит, чувствовал, что пульса вроде бы нет, но… в какую-то минуту ему вдруг показалось, что она вздохнула.
Он был с ней в реанимации, а Юра и Антон сидели в коридоре.
-Хорошая была женщина. Умная. Красивая. Сильная. Ничего никогда не жалела. О себе в последнюю очередь думала. А Серегу как любила.… И умерла, напоследок взглянув на него.…Надо же, как вышло…
Юра вздохнул, Антон украдкой вытер глаза.
-Что ж теперь с Серегой-то будет? Она же как пропала, он сам не свой стал… А сейчас и вовсе… За ней уйдет, наверно…
Вдруг дверь открылась и вышел Сергей. Лицо его казалось постаревшим лет на тридцать, он бессильно произнес:
-Она пока жива… Шансов мало, но врачи сделают все…
***
С этого дня потянулись долгие недели, одинаково черные для всех друзей Ирины и Сергея. Все понимали, как чудовищно мало шансов оставляет им жизнь, но старались не говорить об этом. Сергей теперь жил в больнице. Он выходил лишь рано утром, покупал цветы и возвращался на свое место – стул у двери перед входом в реанимацию. Охрана и персонал больницы смотрели с болью и пониманием, позволяли оставаться на ночь.
Так прошло полтора месяца. Сергею уже не терпелось увидеть ее родное лицо, но его не впускали к ней. Но в один из дней, ранним утром он тайком прошел к ней в отделение. Она лежала, очень бледная, опутанная проводами, практически неотличимая по цвету от больничных простыней. Он в изнеможении опустился перед ней на колени, и стоял так, молча около пятнадцати минут. Потом взглянул на ее бледное лицо и горячо, страстно зашептал:
-Ирина, милая, я так больше не могу… Я так люблю тебя, я хочу слышать твой голос, говорить с тобой, держать тебя за руку, я хочу, чтобы ты смеялась! Я ненавижу себя за то, что впутал тебя во всю эту грязь! Я узнал тебя , когда ты была чистым цветком, с душой ребенка, обиженной на весь мир, я хотел помочь тебе, но не знал, что погублю. Если ты умрешь, это будет только моей виной. Я как дьявол забрал у тебя всю чистоту души, заставив ввязаться в борьбу, которая тебе не по силам! Ну зачем была тебе вся эта кровь, боль, грязь, смерть? За что я так с тобой? Я так люблю тебя… Если ты умрешь, умру и я. Видишь, мне уже недолго осталось! Решать тебе, мое золото…Один я здесь не останусь, мне этот мир не нужен без тебя…Вернись ко мне, не уходи, пожалуйста, я знаю, ты слышишь…Я хочу, чтобы у нас были дети…Мы уйдем из жуткого бизнеса, я клянусь тебе!...
Сергей замолчал, сжимая ее руку, и в бессилии уснул перед ней на коленях.
***
Его разбудил врач. Он не говорил, что Сергей что-то нарушил, просто сочувственно взглянул ему в глаза. Сергей ушел из больницы, как всегда купил цветы. Он возвращался к больнице, когда у него вдруг кольнуло сердце. Он присел на скамейку в парке перед больницей, и просидев так с полчаса, вернулся под дверь палаты. Навстречу ему вышла молодая медсестра и быстро прошла по коридору. К палате приближалась пожилая женщина – врач, которая, увидев Сергея, как обычно улыбнулась. Но что-то было не так, не как обычно.
-Ну и где же вы ходите? Жена ваша очнулась!
Сергей поднял на нее глаза. Машинально откинул отросшие волосы со лба – часть из них поблескивала сединой. Он даже не понял, что сказала ему эта женщина. Она взяла его за локоть и повторила:
-Она ждет вас. Она вас звала.
***
Да, восстановление далось Ирине тяжело. Но все же, спустя месяц они вернулись в свой заброшенный дом и несколько дней не отходили друг от друга, держались за руки, словно школьники и часами просто сидели и молчали, глядя друг другу в глаза.
Еще через месяц они отправились в гости к Юре. Он ждал их и даже созвал самых близких людей.
Ирина вышла из машины в мягком белом пальто, поправила волосы, заставив их рассыпаться золотистой волной и шагнула навстречу к ним.
Было много разговоров – никто не думал, что придется свидеться вновь, но в конце Ирина сообщила новость:
-Ни для кого не секрет, что я больше не смогу работать по полной программе. Однако же в помощи я никогда никому не откажу. Но в ближайшие годика три я ухожу на заслуженный отдых.
-Почему три? – спросил кто-то из друзей.
-По году с половиной на каждого младенца.
Повисла тишина, а Ирина и Сергей рассмеялись:
-У нас будет двойня, ребята! Приходите нянчиться!
Праздник длился до глубокой ночи. Лишь под утро Ирина и Сергей засобирались домой. Они вышли из дома, Сергей бережно обнимал жену за талию, и они постепенно растворились в темноте ясной, звездной и очень холодной зимней ночи.

P.S.От автора. Пожалуйста, оставляйте комментарии, отзывы об этом романе. Заранее спасибо. Ирина


Версия для печатиВерсия для печати

Читайте на сайте

  • Превратности судьбы
  • Рассказ о любви
  • История девушки, которая любила кактусы
  • КОТЁНОК
  • Весна
  • Сборник миниатюр «Взгляд из подтекста»
  • Минькимультия
  • СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА
  • БЕЛАЯ СИРЕНЬ
  • Письмо
  • Оценка

    Опрос
    Откуда ты черпаешь рецепты новых блюд?




    всего проголосовало 7683 чел
    Новинки
    M&Ж
    05.02.2010
    Запахи .
    28.12.2009
    Письмо
    19.08.2009
    смотреть остальные »
    Читаем
    M&Ж
    читали 72153 раз
    Запахи .
    читали 68946 раз
    Любовь. Что это?
    читали 60137 раз
    Рассказ о любви
    читали 55771 раз
    смотреть остальные »
    Рекомендуем
    Нас считают
    Использование материалов сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.kabluchok.ru.
    Материалы, отмеченные знаком ® публикуются на правах рекламы.
    © 2006-2014